Главная Новости Общие вопросы Формы деятельности Договоры Виды деятельности Вопрос-ответ Контакты

Быстрая навигация: Каталог статей > Иные вопросы > Обобщение судебной практики рассмотрения гражданских дел по спорам о защите чести, достоинства и деловой репутации гражданина (Мизинова Е.А.)

Обобщение судебной практики рассмотрения гражданских дел по спорам о защите чести, достоинства и деловой репутации гражданина (Мизинова Е.А.)

Дата размещения статьи: 04.09.2014

За период с 2010 по 2013 год районными (городскими) судами Ивановской области рассмотрено 155 гражданских дел по спорам о компенсации морального вреда, причиненного распространением сведений, порочащих честь, достоинство или деловую репутацию гражданина.
Анализ рассмотренных судами области дел свидетельствует о том, что в основном требования заявителей связаны с обжалованием сведений, составляющих личную или семейную тайну, оскорблений и иной информации, которая, по мнению истцов, не соответствует действительности, порочит их честь, достоинство, деловую репутацию и причиняет им моральный вред.
Изучение гражданских дел указанной категории, рассмотренных судами области за анализируемый период, показало, что основаниями для отказа в удовлетворении требований гражданина о возмещении морального вреда, причиненного распространением сведений, порочащих честь, достоинство или деловую репутацию, послужили:
1) недоказанность факта оскорбления и причинения ответчиком морального вреда распространением сведений, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию истца;
2) достоверность информации, о которой сообщал ответчик;
3) высказывания ответчика не являлись утверждением о фактах, соответствие действительности которых можно проверить, носили оценочный характер и выражали субъективное мнение ответчика, не являлись разглашением личной или семейной тайны;
5) реализация ответчиком конституционного права на обращение за защитой своих прав в компетентные органы.
Одной из наиболее частых причин отказа в удовлетворении требований по указанной категории гражданских дел являлась недоказанность истцом факта оскорбления и причинения ему ответчиком морального вреда распространением сведений, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию.
Так, при рассмотрении дела N 2-375 /2011 по иску М. к К. о компенсации морального вреда, причиненного распространением сведений, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию, Южским районным судом Ивановской области установлено, что обстоятельств, подпадающих под признаки нравственных страданий, указанных в ст. 151 Гражданского кодекса РФ (далее - ГК РФ), не имеется. Поскольку истец М. не доказал вину ответчика в причинении ему морального вреда и не представил доказательств наличия причинно-следственной связи между действиями ответчика и нравственными страданиями, если таковые были реально причинены, субъективное восприятие им слов К. не является достаточным основанием для удовлетворения иска. Решением суда от 27 октября 2011 г. в удовлетворении заявленных требований отказано.
В практике судов области также имелись дела, в результате рассмотрения которых в удовлетворении заявлений было отказано и по другим основаниям.
Например, Вичугским городским судом Ивановской области в 2011 году рассмотрено гражданское дело N 2-390/2011 по иску С. к П. о возмещении морального вреда, причиненного распространением сведений, порочащих честь, достоинство или деловую репутацию.
Исковые требования мотивированы тем, что П., являясь доверенным лицом ответчика по другому гражданскому делу, где С. выступала в качестве истца, высказывал в ее адрес унижающие ее честь и достоинство слова, а именно: что ее обращения в суд пишутся для личного обогащения, что она якобы оскорбляла должника по рассматриваемому делу в коридоре суда.
В свою очередь, П. подверг критике исковое заявление С., сказав, что оно подано незаконно, необоснованно, с целью обогащения. В судебных заседаниях П. постоянно оскорблял С., говоря, что "истец превратила зал судебных заседаний в свою вторую профессиональную деятельность в виде заработка со всех граждан города", что она требует возмещения морального вреда со всех людей, которые с ней находятся непосредственно в отношениях, и на протяжении последних шести лет имеет конфликты со своей матерью и соседями. С. полагала, что П., обсуждая ее личную жизнь, представляет ее перед судом как человека с дурной репутацией. После услышанного в судебных заседаниях она плохо себя чувствовала, у нее обострилась гипертония, пришлось обращаться за медицинской помощью.
Суд, проанализировав оспариваемые высказывания ответчика, имевшие место в отношении истца в ходе рассмотрения другого гражданского дела и зафиксированные в протоколах судебного заседания, на основании ст. ст. 151, 152 ГК РФ, ст. 35 Гражданского процессуального кодекса РФ (далее - ГПК РФ), п. 2 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 20 декабря 1994 г. N 10 "Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда" <1>, а также разъяснений Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 февраля 2005 г. N 3 "О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц" <2> пришел к выводу о том, что данные высказывания носили оценочный характер и являлись выражением субъективного мнения представителя ответчика о предъявленных исковых требованиях.
--------------------------------
<1> Российская газета. 8 февраля 1995 г.
<2> Бюллетень ВС РФ. 2005. N 4.

Суд не принял доводы истца о том, что высказывания П. не соответствуют действительности, поскольку требование доказать достоверность оценочного суждения невыполнимо и само по себе нарушает свободу выражения мнения, которая представляет собой основополагающую часть права, гарантированного ст. 10 Конвенции о защите прав человека и основных свобод <3>. Высказывания П. не являются разглашением личной или семейной тайны. То обстоятельство, что С. считает доводы П. не относящимися к делу, является ее правом и также субъективным мнением стороны.
--------------------------------
<3> СЗ РФ. 2001. N 2. Ст. 163.

Поскольку выражение субъективного мнения не может быть предметом судебной защиты в порядке ст. 152 ГК РФ, учитывая, что мнение ответчика П. по конкретному гражданскому делу не носило оскорбительный характер, суд решением от 8 сентября 2011 г. в удовлетворении иска о компенсации морального вреда С. отказал.
Одной из причин отказа в удовлетворении требований граждан по анализируемой категории дел суды достаточно часто признавали реализацию ответчиком конституционного права на обращение за защитой своих прав в компетентные органы, что, по сути, не являлось нарушением прав истца на личную или семейную тайну.
Так, Ивановским районным судом Ивановской области рассмотрено гражданское дело N 2-380/2011 по иску Г. к М. о защите чести, достоинства и деловой репутации и компенсации морального вреда.
Исковые требования обоснованы тем, что ответчик, по мнению истца, распространял сведения, порочащие его честь, достоинство и деловую репутацию, а именно: в письменном обращении к первым лицам государства и главам министерств и ведомств утверждал, что истец, занимая должность начальника центра социального обеспечения военного комиссариата Ивановской области, совершает уголовные преступления, присваивая пенсионное обеспечение, а также допускает волокиту.
Однако в судебном заседании было установлено, что ответчик, обратившись в государственные органы с просьбой провести проверку по изложенным фактам, реализовал свое конституционное право на обращение в государственные органы, которые в силу закона и в пределах своей компетенции обязаны рассматривать и проверять эти обращения, принимать по ним решения и давать мотивированный ответ.
В случае, когда гражданин обращается в государственные органы и органы местного самоуправления с заявлением (например, в правоохранительные органы - с сообщением о предполагаемом, по его мнению, или совершенном либо готовящемся преступлении), в котором приводит те или иные сведения, но эти сведения в ходе их проверки не нашли подтверждения, данное обстоятельство само по себе не может служить основанием для привлечения этого лица к гражданско-правовой ответственности, предусмотренной ст. 152 ГК РФ, поскольку в указанном случае имела место реализация гражданином конституционного права на обращение в органы, которые в силу закона обязаны проверять поступившую информацию, а не распространение не соответствующих действительности порочащих сведений.
При этом в ходе проведенных компетентными органами проверок сведения, изложенные в обращении ответчика, не нашли подтверждения.
Подобные требования могут быть удовлетворены лишь в случае, если при рассмотрении дела суд установит, что обращение в указанные органы не имело под собой никаких оснований и продиктовано не намерением исполнить свой гражданский долг или защитить права и охраняемые законом интересы, а исключительно намерением причинить вред другому лицу, т.е. имело место злоупотребление правом (п. п. 1 и 2 ст. 10 ГК РФ).
Однако оснований полагать, что изложенные в обращении сведения были приведены ответчиком исключительно с целью причинить истцу вред, у суда не имелось, в связи с чем решением от 25 апреля 2011 г. в удовлетворении заявленных требований было отказано.
Следует отметить, что в 27% случаев суды признавали обоснованными требования истцов о компенсации морального вреда, причиненного распространением сведений, порочащих их честь, достоинство или деловую репутацию, и удовлетворяли такие иски.
По делам указанной категории необходимо иметь в виду, что обстоятельствами, имеющими в силу ст. 152 ГК РФ значение для дела, которые должны быть определены судьей при принятии искового заявления и подготовке дела к судебному разбирательству, а также в ходе судебного разбирательства, являются:
- факт распространения ответчиком сведений об истце;
- порочащий характер этих сведений;
- несоответствие их действительности.
При отсутствии хотя бы одного из этих обстоятельств иск не может быть удовлетворен судом.
Таким образом, при удовлетворении судом исковых заявлений по спорам о компенсации морального вреда, причиненного распространением сведений, порочащих честь, достоинство или деловую репутацию граждан, судами области устанавливалось, что распространенные ответчиком и не соответствующие действительности сведения обладают необходимыми признаками для отнесения их в силу п. 7 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 февраля 2005 г. N 3 к порочащим сведениям. Судьями при этом устанавливалось, что такие сведения порочат честь, достоинство истца как гражданина, его деловую репутацию, формируют негативное мнение граждан о личных и деловых качествах истца.
В качестве доказательств заявленных требований суд принимал пояснения истцов, показания свидетелей, данные в судебном заседании, а также письменные, документально подтвержденные доказательства.
При определении размера компенсации морального вреда суд принимал во внимание обстоятельства, указанные в части второй ст. 151 ГК РФ и пункте 2 ст. 1101 ГК РФ, установленные в ходе судебного разбирательства обстоятельства по делу, степень вины нарушителя, степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред, и иные заслуживающие внимания обстоятельства.
Так, исковые требования К. к Р. о защите чести и достоинства, компенсации морального вреда, рассмотренные в 2013 году Фурмановским городским судом Ивановской области (гражданское дело N 2-577/2013), были мотивированы следующим.
В социальных сетях "Одноклассники", "ВКонтакте" в Интернете ответчиком на его странице была размещена видеозапись, в комментариях к которой он, по мнению истца, распространил недостоверную информацию о незаконности действий истца, указав, что истец "чинит беспредел и беззаконие". В связи с распространением ответчиком этих сведений многие граждане усомнились в порядочности истца, в том, что он действует законно при защите законных прав и интересов людей и, будучи инспектором ДПС, является честным человеком.
При вынесении решения суд исходил из того, что не соответствующими действительности, по смыслу законодательства Российской Федерации, являются сведения, утверждения о фактах или событиях, которые не имели места в реальности во время, к которому относятся оспариваемые сведения.
Как следует из п. 9 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 февраля 2005 г. N 3, возможность проверить определенное утверждение на предмет его соответствия действительности является критерием, на основании которого можно судить, является ли это утверждение сведениями о фактах или оценочным суждением. Если суждение позволяет проверить его на предмет соответствия действительности, следует считать его сведениями о фактах.
В силу части первой ст. 61, части второй ст. 67 ГПК РФ суд счел факты авторства спорных высказываний, а также их распространение в сети Интернет установленными. Ответчиком в нарушение ст. 56 ГПК РФ доказательства в подтверждение факта соответствия действительности распространенных сведений не представлены.
Таким образом, факт распространения в отношении истца порочащих сведений в форме утверждений о фактах и событиях, которые не имели места в действительности, поскольку их соответствие действительности в судебном заседании своего подтверждения не нашло, суд счел доказанным.
На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 151, 1101 ГК РФ и оценив степень понесенных истцом нравственных страданий, суд определил денежную компенсацию морального вреда, подлежащую выплате с ответчика в пользу истца в полном объеме, и решением от 15 июля 2013 г. взыскал ее в сумме 3000 рублей.
Следует отметить, что, когда факт причинения морального вреда находил подтверждение, требования истцов о компенсации морального вреда в большинстве случаев удовлетворялись частично, поскольку сумма иска была значительно завышена и не отвечала требованиям разумности и справедливости. Помимо этого, судом учитывались фактические обстоятельства дела, степень аморальности проступка, о котором распространялись ложные измышления, личность и степень вины ответчика, личность и степень физических и нравственных страданий истца.
Так, решением Гаврилово-Посадского районного суда Ивановской области от 26 ноября 2012 г. исковые требования С. к Ж. о защите чести и достоинства, компенсации морального вреда удовлетворены частично (гражданское дело N 2-310/2012).
В обоснование заявленных требований истица указала, что Ж. распространяет о ней сведения, не соответствующие действительности, порочащие ее честь и достоинство, о том, что она якобы ворует электроэнергию в их многоквартирном доме, агитирует людей жаловаться на нее, тем самым подрывая ее авторитет в глазах соседей и жителей города.
По заявлению ответчицы комиссия ООО "Ц" провела проверку по факту несанкционированного подключения электричества в сарае ее подвального помещения, однако подключения к общедомовым сетям не выявила, нарушений не обнаружила.
При вынесении решения суд руководствовался ст. 23 и частью 3 ст. 29 Конституции РФ, ст. ст. 150, 151, 152 и 1064 ГК РФ, а также разъяснениями, содержащимися в Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 февраля 2005 г. N 3.
Оценивая по правилам ст. 67 ГПК РФ представленные истицей доказательства о распространении Ж. указанных в иске сведений, учитывая, что ответчицей они не опровергнуты, суд пришел к выводу о том, что вышеназванные распространенные ею сведения о нарушении истцом действующего законодательства и моральных принципов не соответствуют действительности и носят явный порочащий характер, в связи с чем заявленные истцом требования относительно признания спорных сведений не соответствующими действительности, порочащими ее честь и достоинство подлежат удовлетворению. В качестве доказательств, подтверждающих факт распространения ответчицей указанных в иске сведений, судом учитывались показания свидетелей.
Принимая во внимание, что распространение не соответствующих действительности сведений привело к нарушению личных нематериальных благ и повлекло для истицы нравственные страдания, с учетом требований ст. 1101 ГК РФ суд принял решение о взыскании с ответчицы компенсации морального вреда, однако размер компенсации с учетом характера причиненных С. нравственных страданий, а также требований разумности и справедливости был снижен.
Вместе с тем требование об обязании Ж. извиниться перед истицей судом оставлено без удовлетворения по тем основаниям, что извинение как способ судебной защиты чести, достоинства и деловой репутации ст. 152 ГК РФ и другими нормами действующего законодательства не предусмотрено, поэтому суд не вправе обязать ответчицу принести истице извинения в той или иной форме. Указанные разъяснения даны Пленумом Верховного Суда РФ в абзаце втором п. 18 Постановления от 24 февраля 2005 г. N 3.
При рассмотрении данной категории гражданских дел в качестве достаточных доказательств, подтверждающих противоправное поведение ответчиков в отношении заявителей, выражающееся в распространении сведений, порочащих честь и иным образом унижающих человеческое достоинство, суды признавали вступившие в законную силу постановления мировых судей о привлечении ответчиков к ответственности по соответствующим статьям Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, а также документально подтвержденные результаты проверки фактов противоправного поведения органами прокуратуры.
Так, Родниковским районным судом Ивановской области рассмотрено гражданское дело N 2-33/2013 по иску С. к Ш. о защите чести и достоинства, компенсации морального вреда.
Основанием для обращения в суд с иском явился факт унизительных выражений и порочащих честь высказываний Ш. в отношении истца. При этом высказывания в адрес истца слышали два человека, которые находились рядом. Поскольку эти лица работают у него по гражданско-правовому договору, он как работодатель испытал при этом дополнительное чувство неловкости. По мнению С., подобными высказываниями может быть подорван его авторитет, данные лица могут усомниться в его честности и порядочности и, как следствие, меньше его уважать. Он также является предпринимателем, директором аптеки в городе Родники, круг лиц, с которыми он общается, достаточно широк. После указанных заявлений в его адрес истец отмечал у себя болезненное состояние здоровья, вынужден был принимать успокаивающие препараты.
Судом установлено, что в действиях ответчика присутствовал такой установленный ст. 152 ГК РФ признак, как распространение сведений, поскольку высказывания Ш. в адрес С. имели место в присутствии третьих лиц. Обстоятельства произошедшего подтвердили в судебном заседании свидетели.
Кроме того, порочащий характер высказываний подтвержден постановлением мирового судьи о привлечении Ш. к административной ответственности по части 1 ст. 5.61 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях за оскорбления, выраженные в неприличной форме, порочащие честь и достоинство, за что было назначено соответствующее административное наказание. Постановление обжаловалось, однако его законность и обоснованность были подтверждены решением Родниковского районного суда Ивановской области.
Истцом в качестве сведений о его личности, подтверждающих основания его достоинства и самооценки, предъявлены суду на обозрение грамоты и благодарности от главы администрации Родниковского района, главы Родниковского городского поселения, которыми он награждался за активную деятельность по благоустройству Родниковского района, а также диплом о получении С. высшего медицинского образования, объявленная ему благодарность по месту работы.
В то же время ответчиком не представлено в судебное заседание доказательств соответствия действительности распространенных им сведений в отношении истца.
Судом бесспорно установлено причинение истцу нравственных страданий, которые выразились в психоэмоциональных переживаниях С., пережитом стрессе в связи с попранием его доброго имени, чести и достоинства, иных личных неимущественных прав со стороны Ш., что подтверждается имеющимися в материалах дела доказательствами: пояснениями свидетелей, истца, постановлением мирового судьи, решением районного судьи. Учитывая вышеизложенное, суд пришел к выводу об удовлетворении требований истца о компенсации морального вреда в соответствии со ст. ст. 151, 152 ГК РФ.
При определении размера денежной компенсации морального вреда, подлежащего взысканию с ответчика в пользу истца, суд учитывал степень и характер нравственных страданий истца, возраст и иные его индивидуальные особенности, фактические обстоятельства, при которых был причинен моральный вред (бестактное, невежливое поведение ответчика, распространение высказываний среди других лиц), наличие причинно-следственной связи, а также требования разумности и справедливости, в связи с чем решением от 8 мая 2013 г. счел возможным удовлетворить заявленные требования частично, уменьшив размер компенсации морального вреда.
Результаты проведенного обобщения свидетельствуют о том, что суды Ивановской области правильно применяют нормы материального и процессуального права при рассмотрении указанной категории гражданских дел, руководствуясь при этом нормами гражданского законодательства и разъяснениями, содержащимися в Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 февраля 2005 г. N 3 "О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц". Качество судебных актов по таким спорам достаточно высоко, ни одно из обжалованных в апелляционном (кассационном) порядке решений не было отменено или изменено.
При рассмотрении дел данной категории судами Ивановской области обеспечивалось должное равновесие между правом на защиту чести, достоинства и деловой репутации граждан и иными гарантированными Конституцией РФ правами и свободами, а именно: свободой мысли и слова, свободой средств массовой информации и правом искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом.

 

Если вы не нашли на данной странице нужной вам информации, попробуйте воспользоваться поиском по сайту:



Вернуться на предыдущую страницу

Последние новости
  • Москва, Московская область
    +7 (499) 703-47-96
  • Санкт-Петербург, Ленинградская область
    +7 (812) 309-56-72
  • Федеральный номер
    8 (800) 555-67-55 доб. 141

Звонки бесплатны.
Работаем без выходных


25 января 2019 г.
Проект Федерального закона № 632702-7 "О внесении изменения в статью 19 Федерального закона "О валютном регулировании и валютном контроле"

В целях исключения негативного влияния на финансовый рынок и стабильность внутреннего валютного рынка законопроектом предлагается наделить Банк России полномочиями по согласованию перечня резидентов, которые могут не репатриировать денежные средства в Российскую Федерацию в связи с введением в отношении них мер ограничительного характера.




19 января 2019 г.
Проект Федерального закона № 628352-7 "О внесении изменений в Федеральный закон "О рынке ценных бумаг" и Федеральный закон "О внесении изменений в Федеральный закон "О рынке ценных бумаг" и статью 3 Федерального закона "О саморегулируемых организациях в сфере финансового рынка"

Законопроектом вносятся изменения в статью 6.1 Федерального закона "О рынке ценных бумаг", которые предоставляют возможность участникам финансового рынка, оказывающим услуги по финансовому консультированию и являющимся членами соответствующей саморегулируемой организации в сфере финансового рынка, определить признаки индивидуальной инвестиционной рекомендации в базовом стандарте данной саморегулируемой организации.




11 января 2019 г.
Проект Федерального закона № 621469-7 "О внесении изменения в статью 1 Федерального закона "Об основах государственного регулирования торговой деятельности в Российской Федерации"

Законопроектом предлагается не распространять на хозяйствующих субъектов, выручка которых от реализации товаров за последний календарный год не превышает четырехсот миллионов рублей, действие частей 1 и 2 статьи 9 Федерального закона, которые устанавливают обязанности по размещению информации об условиях отбора контрагента для заключения договора поставки и об условиях такого договора на своем сайте в сети "Интернет".




1 января 2019 г.
Вступил в силу Федеральный закон от 29 июля 2018 г. N 251-ФЗ "О внесении изменений в Закон Российской Федерации "Об организации страхового дела в Российской Федерации"

Цель закона - повышение эффективности входящих на страховой рынок организаций и защиты прав потребителей страховых услуг. Основная задача закона - совершенствование процедуры лицензирования субъектов страхового дела, в том числе внедрение процедуры оценки соискателя лицензии путем анализа планируемых им бизнес-процессов, а также процедуры регистрации юридического лица через Банк России одновременно с получением лицензии на осуществление страховой деятельности.




18 декабря 2018 г.
Проект Федерального закона № 614127-7 "О внесении изменений в Федеральный закон "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств"

Законопроект предлагает дополнить существующий порядок и условия обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств,  предусмотрев возможность заключения договора обязательственного страхования, который бы мог действовать в отношении любого транспортного средства, находящегося во владении страхователя, если оно соответствует типу (категории) и назначению транспортного средства, указанного в таком договоре.



В центре внимания:


О реализации конституционного права на нотариальную защиту (Лакоба А.Д.)

Дата размещения статьи: 26.01.2019

подробнее>>

Совершенствование учебно-методического обеспечения подготовки высококвалифицированных нотариусов как условие реализации их правового статуса (Ушакова Е.Ю.)

Дата размещения статьи: 26.01.2019

подробнее>>

Конструкция залогового обязательства при множественности кредиторов (Челышева Н.Ю.)

Дата размещения статьи: 26.01.2019

подробнее>>

Равные начала выступления Российской Федерации с иными участниками гражданских правоотношений (Садриева Р.Р.)

Дата размещения статьи: 26.01.2019

подробнее>>

К вопросу о понятии и признаках обычая в гражданском обороте и семейных отношениях (Ханукаев Ю.Э.)

Дата размещения статьи: 26.01.2019

подробнее>>
Предпринимательство и право, информационно-аналитический портал © 2011 - 2019
При любом использовании материалов сайта - активная ссылка на сайт lexandbusiness.ru обязательна.

Навигация

Статьи