Быстрая навигация: Каталог статей > Иные вопросы > Момент заключения гражданско-правового договора (сравнительно-правовой анализ российского и белорусского законодательства) (Танага А.Н.)

Момент заключения гражданско-правового договора (сравнительно-правовой анализ российского и белорусского законодательства) (Танага А.Н.)

Дата размещения статьи: 16.12.2014

Практика показывает, что множество споров возникает в связи с неправильным пониманием моментов начала и окончания действия гражданско-правовых договоров. Соответственно, сторонами при нарушении их прав заявляются неадекватные нарушению требования. Считаем необходимым определить некоторые отправные точки в данном вопросе. В данной статье речь пойдет о вступлении договора в силу. В качестве объекта исследования использованы нормы Гражданского кодекса РФ (далее - ГК РФ) и Гражданского кодекса Республики Беларусь (далее - ГК РБ) <1>, их системный анализ и соотношение.
--------------------------------
<1> Гражданский кодекс Республики Беларусь от 7 декабря 1998 г. N 218-З (ред. от 11.01.2014) // Национальный правовой портал Республики Беларусь [сайт]. URL: http://etalonline.by/?type=text&regnum=HK9800218#load_text_none_1_ (дата обращения: 26.02.2014).

Договор вступает в силу и становится обязательным для сторон с момента его заключения (п. 1 ст. 425 ГК РФ, п. 1 ст. 395 ГК РБ). Это общее правило для всех гражданско-правовых договоров. Но для наиболее сложных в практическом плане отношений законодатели выделили специальные статьи, посвященные моменту заключения, в частности, договора страхования: ст. 957 ГК РФ и ст. 847 ГК РБ (о них речь пойдет далее - при рассмотрении соответствующих вопросов).
Нередко в текстах договоров встречаются фразы "настоящий договор вступает в силу с момента подписания его сторонами". При этом не всегда учитываются особенности конкретных договоров. В частности, если для договора купли-продажи данное правило действует, то для займа - нет, так как первый является консенсуальным, а второй - реальным. Правила же о консенсуальности или реальности соответствующего договора закрепляются в большинстве случаев в императивных нормах-дефинициях (в приведенных примерах - п. 1 ст. 454 и п. 1 ст. 807 ГК РФ, п. 1 ст. 424 и п. п. 1 и 2 ст. 760 ГК РБ). Характер таких норм не позволяет в соглашении сторон изменять момент заключения договора.
Редкие исключения закреплены, в частности, в диспозитивных нормах п. 1 ст. 572 ГК РФ и п. 1 ст. 543 ГК РБ в отношении договора дарения; в п. 1 ст. 824 ГК РФ - для договора финансирования под уступку денежного требования (в соответствии с п. 1 ст. 772 ГК РБ договор факторинга может быть лишь консенсуальным). В этих нормах используется формула "передает или обязуется передать", свидетельствующая о вариативности, зависящей от усмотрения контрагентов. В нормах, регулирующих отношения хранения, законодателями наших государств избран единый, но иной подход. В частности, общее определение договора хранения (п. 1 ст. 886 ГК РФ, п. 1 ст. 776 ГК РБ) формулирует его как договор реальный. Но это правило имеет исключение, закрепленное в следующих пунктах указанных статей: стороны вправе заключить консенсуальный договор хранения, если на стороне хранителя выступит профессионал в данной сфере деятельности. Если же стороны не придали такому договору консенсуального характера (не включили условие об обязанности хранителя принять вещи на хранение), то договор подчиняется презумпции реальности договора хранения.
Диспозитивные нормы использованы законодателями и в конструкции договора страхования, где дефиниции не определяют момент заключения договора в силу наличия специальных норм ст. 957 ГК РФ и ст. 847 ГК РБ. В частности, договор страхования, если в нем не предусмотрено иное, вступает в силу в момент уплаты страховой премии или первого ее взноса. Таким образом, диспозитивная норма закрепляет общее правило о реальности договора страхования. Стороны же вправе в таком договоре определить иной момент заключения договора, в частности, избрав консенсуальную модель или обусловив этот момент иными обстоятельствами <2>.
--------------------------------
<2> См.: Дашин А.В. Место и роль обычая в системе социального регулирования архаических обществ // Общество и право. 2012. N 2. С. 16; Дашин А.В. Обычное право и правовые обыкновения: проблемы классификации и соотношения // Ленинградский юридический журнал. 2013. N 4. С. 23; Цыбуленко З.И. Об эффективности норм гражданского законодательства России // Наука и образование: хозяйство и экономика; предпринимательство; право и управление. 2012. N 5. С. 94.

Итак, в первую очередь момент заключения договора зависит от признания (законодателем!) договора консенсуальным или реальным. Лишь в редких случаях контрагентам предоставлена возможность выбора консенсуальности или реальности договора.
Для признания заключенным любого гражданско-правового договора необходимо достижение сторонами соглашения по всем его существенным условиям (п. 1 ст. 432 ГК РФ, п. 1 ст. 402 ГК РБ). При этом потенциальные контрагенты должны абсолютно четко представлять перечень объективно-существенных условий заключаемого договора и с учетом своих (собственных и общих) интересов творчески подходить к определению перечня субъективно-существенных условий. Например, если у будущего поставщика по договору нет возможности самостоятельно доставить товар покупателю и соответствующие затраты не включены в цену товара, то, несомненно, необходимо условию о выборке товара придать значение существенного. Иначе вступит в силу общее правило о доставке товара поставщиком покупателю (п. 1 ст. 510 ГК РФ, п. 1 ст. 480 ГК РБ).
В данном вопросе необходимо остановиться на определении существенных условий. В теории они делятся на объективно-существенные и субъективно-существенные, но эта классификация имеет первостепенное практическое значение.
Первые - объективно-существенные условия - являются существенными в силу прямого указания правовых норм, независимо от воли заключающих договор субъектов. В их перечень российский законодатель (п. 1 ст. 432 ГК РФ) включил:
- условие о предмете соответствующего договора. Беспредметных договоров не существует, предмет определяет сущностную направленность договора, потому данное условие, во всяком случае, должно признаваться существенным;
- условия, названные в законе или иных правовых актах как существенные, т.е. они прямо должны быть названы таковыми (например, ст. 1016 ГК РФ "Существенные условия договора доверительного управления имуществом" (в ГК РБ закреплена идентичная ст. 899), ст. 942 ГК РФ "Существенные условия договора страхования" (аналог - ст. 832 ГК РБ)). Особого внимания заслуживают источники закрепления существенных условий. В соответствии с п. "о" ст. 71 Конституции РФ и п. 1 ст. 3 ГК РФ гражданское законодательство находится в исключительном ведении Российской Федерации. Потому термин "закон" в отсылочных нормах подразумевает исключительно федеральный закон, но не закон субъекта Российской Федерации. Под "иными правовыми актами" российский законодатель понимает только два вида источников: указы Президента РФ и постановления Правительства РФ <3>. Рассматриваемый прием законодательной техники используется крайне редко, максимальное распространение получил изложенный далее способ формулирования существенных условий договора;
--------------------------------
<3> См.: пункт 6 ст. 3 ГК РФ.

- условия, которые названы в законе или иных правовых актах как необходимые для договоров данного вида. Эта группа объективно-существенных условий договоров вызывает наибольшее количество практических споров. Для правильного применения данной нормы следует лишь учитывать, что законодатель (Президент РФ или Правительство РФ) должен императивно установить, что соответствующее условие входит в состав существенных условий, т.е. должно быть согласовано сторонами. Единой формулы закрепления существенных условий данной группы не существует, потому следует руководствоваться изложенным ранее правилом: в частности, следует признать существенными условия, перечисленные в п. 1 ст. 339 ГК РФ. В соответствии с последней нормой "в договоре о залоге должны быть указаны предмет залога и его оценка, существо, размер и срок исполнения обязательства, обеспечиваемого залогом. В нем должно также содержаться указание на то, у какой из сторон находится заложенное имущество".
Иной позиции придерживается белорусский законодатель (ст. 402 ГК РБ), закрепив в качестве существенного условие о предмете.
Второй (и последней) группой объективно-существенных условий являются условия, которые названы в законодательстве как существенные для договоров данного вида.
Третья группа белорусским законодателем не выделена, но не исключено, что правоприменитель даст условиям второго вида расширительную (распространительную) интерпретацию, охватывающую гораздо больший перечень условий, чем закрепленный в ГК РФ. Уже сейчас следует признать, что этот перечень шире российского (хотя бы потенциально) в силу весьма широкого круга источников правового регулирования, имеющих возможность признать то или иное условие существенным. Статья 402 ГК РБ отсылает при этом к законодательству, включающему практически все нормативно-правовые акты, издаваемые в Республике Беларусь <4>.
--------------------------------
<4> См.: пункт 1 ст. 3 ГК РБ.

Субъективно-существенные условия, напротив, становятся существенными лишь на основании прямого волеизъявления одной из сторон преддоговорного процесса. Таковым может стать абсолютно любое условие, не являющееся объективно-существенным.
Далее, в законе однозначно установлено, что договор заключается лишь посредством направления оферты одной стороной и ее акцепта другой стороной (п. 2 ст. 432 ГК РФ, п. 2 ст. 402 ГК РБ). Иных вариантов Кодексы не предусматривают, да и трудно представить что-то иное. Из ничего договор возникнуть не может. В любом случае имеется соответствующее предложение и согласие с ним, насколько бы большим или ничтожно малым не был отрезок времени между данными явлениями.
Общая норма о заключении договора говорит, что договор признается заключенным в момент получения лицом, направившим оферту, ее акцепта (п. 1 ст. 433 ГК РФ, п. 1 ст. 403 ГК РБ). При этом ответ на оферту может быть признан акцептом лишь при условии, что он является полным и безоговорочным (п. 1 ст. 438 ГК РФ, п. 1 ст. 408 ГК РБ). Корреспондируют данному правилу нормы ст. 443 ГК РФ и ст. 413 ГК РБ, в соответствии с которыми ответ о согласии заключить договор на иных условиях, чем предложено в оферте, не является акцептом, а признается отказом от акцепта и в то же время новой офертой. Вроде бы все понятно. Но почему законодатели назвали эти статьи "Акцепт на иных условиях"?
Налицо коллизия между нормами о существенных условиях договора и о стадиях его заключения. Соответственно, в практике российских судов возник ряд вопросов, касающихся того, что же признавать акцептом - безоговорочное принятие абсолютно всех условий оферты (из нескольких десятков условий лишь два относятся к существенным) либо принятие только существенных условий (соглашение достигнуто по двум существенным условиям стороны, а по остальным возникли разногласия). Первый вариант более всего соответствует требованию п. 1 ст. 438 ГК РФ о том, что акцепт должен быть полным и безоговорочным. А в последнем варианте мы действительно будем говорить об акцепте на иных условиях, но неизбежно возникает вопрос: а может быть договор заключен, ведь все существенные условия согласованы? В современной учебной литературе традиционно излагается первый вывод, справедливо опровергнутый практикой.
Президиум Высшего арбитражного суда РФ дал однозначный ответ на этот вопрос: договор считается заключенным с момента достижения сторонами соглашения по существенным условиям договора. Если в ответе на оферту имеется согласие с существенными условиями, а по другим условиям возникли разногласия, то договор считается заключенным, но без условий, по которым возникли разногласия <5>! Соответственно, последние нормы будут регулироваться иными источниками, нежели соглашение сторон. Как правило, в качестве таковых выступают нормы самого ГК РФ. Полагаю, что данный вывод может послужить серьезной основой для правоприменительной практики в Беларуси, так как избежать данной проблемы при практически идентичном законодательстве, закрепляющем общие положения о договоре, вряд ли удастся.
--------------------------------
<5> Обзор отдельных постановлений Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ по вопросам, связанным с заключением договоров // Хозяйство и право. 2000. N 6. С. 118.

Изложенные правила позволяют определить момент заключения лишь консенсуального договора.
Для реальных договоров правила усложняются: здесь для признания договора заключенным дополнительно необходима предусмотренная правовыми нормами передача имущества (п. 2 ст. 433 ГК РФ, п. 2 ст. 403 ГК РБ). Таким имуществом, в частности, в договоре страхования является денежная сумма страховой премии или ее части (страхового взноса). Если соглашением сторон не изменено правило о реальности данного договора, то момент возникновения страхового обязательства определяется именно уплатой страховой премии или ее части. Действие по уплате страховой премии является элементом процедуры заключения договора и потому подчиняется принципу свободы договора, а не принципу недопустимости одностороннего отказа от исполнения обязательства. Соответственно, ни о какой обязанности внесения страховой премии и ответственности за просрочку исполнения не может быть и речи <6>.
--------------------------------
<6> См.: пункт 25 Обзора практики рассмотрения споров, связанных с исполнением договоров страхования: Информационное письмо Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 28 ноября 2003 г. N 75 // Российская Бизнес-газета. 2004. N 4.

Источником норм, закрепляющих необходимость передачи имущества в процессе заключения договора, в российском праве может служить лишь федеральный закон (п. 2 ст. 3 ГК РФ), а в белорусском праве - законодательство, включающее практически все нормативно-правовые акты (п. 1 ст. 3 ГК РБ). Именно эти акты и могут служить в наших странах источниками признания договора реальным. Соответственно, все не урегулированные действующим законодательством (так называемые "непоименованные", "безыменные") договоры могут быть лишь консенсуальными. Такие договоры в российском гражданском праве заключаются в результате реализации принципа свободы договора, что прямо предусмотрено в п. 2 ст. 421 ГК РФ. Белорусский законодатель в аналогичной ст. 391 ГК РБ "Свобода договора" такое правомочие заключения безыменных договоров не выделил. Но нельзя признать его отсутствующим, так как пп. 1 п. 1 ст. 7 ГК РБ установил, что гражданские права и обязанности возникают, в частности, из договоров и иных сделок, предусмотренных законодательством, а также из договоров и иных сделок, хотя и не предусмотренных законодательством, но не противоречащих ему.
Содержательной стороной правила о моменте заключения договора не ограничиваются, так как результат достигнутого сторонами соглашения должен быть облечен в требуемую форму (п. 1 ст. 432 ГК РФ, п. 1 ст. 402 ГК РБ). При этом действует одно непреложное правило: стороны могут лишь усложнить форму договора по сравнению с требуемой законом.
Многие договоры (а с участием юридических лиц - все (ст. 161 ГК РФ, ст. 162 ГК РБ)) заключаются лишь в письменной форме. Таковая может быть представлена составлением одного документа, подписанного сторонами, а также путем обмена документами, если при этом можно достоверно установить, что документ исходит от стороны по договору (п. 2 ст. 434 ГК РФ, п. 2 ст. 404 ГК РБ).
Кроме того, письменная форма считается соблюденной и при совершении акцептантом действий по выполнению указанных в оферте условий договора (отгрузка товаров, предоставление услуг, выполнение работ, уплата соответствующей суммы и т.п.). Речь идет о конклюдентных действиях, правовое значение которых закреплено в п. 3 ст. 434 и п. 3 ст. 438 ГК РФ, а также в п. 3 ст. 404 и п. 3 ст. 408 ГК РБ. Следует учитывать, что для признания соответствующих действий адресата оферты акцептом не требуется выполнение условий оферты в полном объеме. В этих целях для квалификации указанных действий в качестве акцепта достаточно, чтобы лицо, получившее оферту (в том числе проект договора), приступило к ее исполнению на условиях, указанных в оферте, и в установленный для ее акцепта срок <7>. Запрет на признание подобных действий акцептом может быть установлен законом, иными правовыми актами или самой офертой.
--------------------------------
<7> См.: пункт 58 Постановления Пленума Верховного суда РФ и Пленума ВАС РФ от 1 июля 1996 г. N 6/8 "О некоторых вопросах, связанных с применением Части первой ГК РФ" // Вестник ВАС РФ. 1996. N 9. С. 18.

Итак, закон установил, что для признания письменной формы соблюденной, а договора заключенным акцепт может быть совершен в форме конклюдентных действий. А допускаются ли такие действия в качестве оферты в договорах, которые должны облекаться в письменную форму? Судебная практика справедливо отвечает отрицательно на данный вопрос, так как в этом случае невозможно изложить существенные условия договора и доказать их согласованность.
Если же договор подлежит государственной регистрации, то он считается заключенным с момента такой регистрации (п. 3 ст. 433 ГК РФ, п. 3 ст. 403 ГК РБ). Требование государственной регистрации того или иного договора может быть установлено в России лишь федеральным законом. Поэтому, например, не имеет юридической силы требование в инструкции МВД РФ о государственной регистрации договоров залога автотранспортных средств <8>. В белорусском Кодексе такое ограничение не установлено, но полагаем возможным сделать косвенный вывод о возможности закрепления необходимости государственной регистрации договора лишь на основании законодательного акта, но не подзаконного (см.: ст. 165 ГК РБ).
--------------------------------
<8> См.: пункт 1 Обзора практики рассмотрения споров, связанных с применением арбитражными судами норм ГК РФ о залоге: Приложение к Информационному письму Президиума ВАС РФ от 15 января 1998 г. N 26 // Вестник ВАС РФ. 1998. N 3.

На основании этих правил определяется момент заключения договора, с которого возникают обязательства его сторон. Изложенное показывает, что в большинстве эти правила императивны. Но стороны вправе установить, что условия заключенного ими договора применяются к их отношениям, возникшим до заключения договора (п. 2 ст. 425 ГК РФ, п. 2 ст. 395 ГК РБ). Означает ли это, что обязательства по договору в таком случае возникают до его заключения? Ответ, на мой взгляд, должен быть отрицательным, что объясняется двумя основными причинами.
Во-первых, императивностью п. 1 ст. 425 ГК РФ и п. 1 ст. 395 ГК РБ. Соответственно, речь должна идти не об исключении, закрепленном во вторых пунктах названных статей, а о правиле, позволяющем урегулировать фактически сложившиеся до заключения договора отношения. В частности, фактическое пользование имуществом при отсутствии последующей договоренности сторон позволяет истребовать за период пользования неосновательно сбереженную пользователем сумму. Заключение же договора и распространение его условий об оплате за период до этого момента позволяет урегулировать множество спорных моментов.
Потому в части соотношения п. п. 1 и 2 рассматриваемых статей следует всегда помнить об императивности первой нормы. Следовательно, реализация контрагентами норм, закрепленных во вторых пунктах, не оказывает влияния на определение момента заключения договора и исчисление срока действия последнего. Российская судебная практика показывает следование данному правилу. В частности, если стороны установили, что условия заключенного ими договора аренды здания применяются к их отношениям, существовавшим в течение определенного периода времени до его заключения, то при исчислении срока аренды здания в целях определения, подлежит договор государственной регистрации или нет, такой период времени не включается в срок аренды <9>.
--------------------------------
<9> См.: пункт 8 Обзора практики разрешения споров, связанных с применением Федерального закона "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним": Приложение к Информационному письму Президиума ВАС РФ от 16 февраля 2001 г. N 59 // Вестник ВАС РФ. 2001. N 4.

Во-вторых, соглашение сторон о том, что условия договора применяются к их фактически сложившимся до его заключения отношениям, не означает, что непосредственная обязанность сторон по исполнению условий договора возникла ранее заключения договора <10>.
--------------------------------
<10> См.: пункт 6 Обзора практики разрешения споров, связанных с арендой: Приложение к Информационному письму Президиума ВАС РФ от 11 января 2002 г. N 66 // Вестник ВАС РФ. 2002. N 3.

Из этого вытекает также важнейшее правовое последствие: так как стороны не были связаны обязательством до заключения договора, то за период "фактических отношений" не может быть возложена предусмотренная договором ответственность за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств.

 

Если вы не нашли на данной странице нужной вам информации, попробуйте воспользоваться поиском по сайту:



Вернуться на предыдущую страницу

Последние новости
  • Вся Россия

Звонки бесплатны.
Работаем без выходных


29 декабря 2021 г.
Проект Федерального закона № 48749-8 "О внесении изменений в Федеральный закон "О потребительском кредите (займе)" и отдельные законодательные акты Российской Федерации"

Целью законопроекта является защита прав заемщиков по договору потребительского кредита (займа). В соответствии с указанной целью, законопроект направлен на совершенствование порядка расчета полной стоимости потребительского кредита, касающегося максимально точной оценки расходов заемщика, которые связанны с получением потребительского кредита.




25 декабря 2021 г.
Проект Федерального закона № 46071-8 "О внесении изменений в Федеральный закон "О деятельности по приему платежей физических лиц, осуществляемой платежными агентами" и отдельные законодательные акты Российской Федерации"

В связи с тем, что деятельность платежных агентов сконцентрирована в социально значимых сегментах рынка платежных услуг, законопроектом устанавливаются расширенные требования к лицам, осуществляющим деятельность по приему платежей физических лиц. Также Банк России наделяется полномочиями по осуществлению контроля (надзора) за деятельностью операторов по приему платежей.




20 декабря 2021 г.
Проект Федерального закона № 42326-8 "О внесении изменений в части первую и вторую Гражданского кодекса Российской Федерации"

Целью законопроекта является недопущение заключения сделок, влекущих отчуждение собственниками общего долевого имущества, в результате которых не выделенная в натуре доля в праве на неделимый объект собственности переходит к посторонним лицам в нарушение прав и законных интересов совладельцев.




10 декабря 2021 г.
Проект Федерального закона № 36447-8 "О внесении изменений в часть 4 статьи 15.5 ФЗ "Об участии в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости и о внесении изменений в некоторые законодательные акты РФ"

Законопроект обращен на урегулирование отношений, связанных с открытием счетов эскроу. В целях исключения давления со стороны застройщика на участников строительства и урегулирования отношений предлагается уточнить в Законе № 214-ФЗ "Об участии в долевом строительстве..." норму о сроке условного депонирования.




3 декабря 2021 г.
Проект Федерального закона № 29564-8 "О внесении изменения в Федеральный закон "О развитии сельского хозяйства"

Целью законопроекта является создание правовой базы для деятельности информсистемы информационных ресурсов агропромышленного комплекса, которая дозволит обеспечить перевод в электронный вид, убыстрение процессов получения и увеличение эффективности мер госпомощи в сфере сельхозпроизводства, также сокращение издержек сельскохозяйственных производителей товаров на представление отчетности и её перевод в электронный вид.



В центре внимания:


Печаль для должников. Конституционный Суд разрешил изымать единственное жилье (Зеленая У.)

Дата размещения статьи: 12.01.2022

подробнее>>

"Освободите квартиру, она уже не ваша": собственников ошеломили новой схемой отъема (Демидова И., Астапов М.)

Дата размещения статьи: 12.01.2022

подробнее>>

Печаль для должников. Конституционный Суд разрешил изымать единственное жилье (Горелов А., Гладышева Е., Кучкаров А.)

Дата размещения статьи: 12.01.2022

подробнее>>

Исполнительский иммунитет единственного жилья должника: новый вектор судебной практики (Джафаров И.)

Дата размещения статьи: 12.01.2022

подробнее>>

Цифровизация в юридической практике (Горелов А.)

Дата размещения статьи: 12.01.2022

подробнее>>
Предпринимательство и право, информационно-аналитический портал © 2011 - 2023
При любом использовании материалов сайта - активная ссылка на сайт lexandbusiness.ru обязательна.