Быстрая навигация: Каталог статей > Иные вопросы > Договор о Евразийском экономическом союзе - новая страница правового развития евразийской интеграции (Капустин А.Я.)

Договор о Евразийском экономическом союзе - новая страница правового развития евразийской интеграции (Капустин А.Я.)

Дата размещения статьи: 25.12.2014

29 мая 2014 г. в г. Астане (Казахстан) на заседании Высшего Евразийского экономического совета Президентами России, Беларуси и Казахстана (В.В. Путиным, А.Г. Лукашенко и Н.А. Назарбаевым) был подписан Договор о Евразийском экономическом союзе (ЕАЭС), который подвел итог более чем 20-летней истории формирования интеграционного объединения новых независимых государств, образовавшихся в 1991 г. на месте прекратившего свое существование Союза Советских Социалистических Республик. Союз ССР, будучи федеративным государством, распался на отдельные государства в результате острейшего социально-политического и экономического кризиса, который обострился на рубеже 80 - 90-х гг. XX в.
Сразу после распада СССР среди его бывших субъектов обозначился вектор дальнейшего геополитического развития. Так, прибалтийские республики заявили о своем стремлении интегрироваться в западные военно-политические и экономические структуры и за истекший период реализовали его в полной мере. Оставшаяся часть некогда союзных республик единой федерации в конце 1991 г. объединились в новое межгосударственное объединение - Содружество Независимых Государств (СНГ), которое по своей юридической природе весьма близко напоминает традиционную международную межправительственную организацию (ММПО), хотя четкого определения международно-правового статуса СНГ в его учредительных документах не зафиксировано <1>.
--------------------------------
<1> В статье 1 Соглашения о создании СНГ от 8 декабря 1991 г. констатируется образование СНГ, но ничего не говорится о его правовой природе. В статье 1 Устава СНГ от 22 января 1993 г. отмечается, что "Содружество основано на началах суверенного равенства всех его членов", что косвенно, видимо, свидетельствует о его тождественности иным ММПО, основанным на указанном принципе. Кроме того, в этой статье уточняется, что "Содружество не является государством и не обладает наднациональными полномочиями", что свидетельствует о том, что новое межгосударственное образование не является федерацией и его нельзя рассматривать в качестве наднациональной международной организации по типу существовавших на тот период Европейских сообществ. Государствам бывшего СССР предстояло пройти свой непростой путь к восприятию идеи интеграции, не похожий на западноевропейский. Устав СНГ см.: Действующее международное право: В 3 т. / Сост. Ю.М. Колосов, Э.С. Кривчикова. Т. 1. М., 1996. С. 719 - 730.

В учредительных актах СНГ идея интеграции государств бывшего СССР выражена достаточно слабо. В статье 4 Соглашения о создании СНГ государства-участники обязались развивать равноправное и взаимовыгодное сотрудничество своих народов и государств в различных областях (политики, культуры, образования и др.), в том числе в сфере экономики, путем заключения отдельных соглашений в этой сфере. В статье 2 Устава СНГ в качестве одной из целей указывалось осуществление сотрудничества в экономической области, а в ст. 4, устанавливающей сферы совместной деятельности государств-членов, в качестве таковой указывалось сотрудничество в формировании и развитии общего экономического пространства, общеевропейского и евразийского рынков, таможенной политики. Таким образом, СНГ не ставило задачи евразийской интеграции, оно должно было способствовать через сотрудничество различным формам экономической интеграции государств (общему экономическому пространству и евразийскому рынку). По прошествии 21 года эта задача, поставленная в тот начальный период развития межгосударственного сотрудничества между государствами СНГ, после вступления в силу Договора о ЕАЭС в принципе решена. Но на пути ее решения происходила редукция или селекция количества государств - членов СНГ, решивших избрать путь совместной интеграции.
Роль ЕврАзЭС в эволюции евразийской интеграционной идеи. Несколько соглашений, заключенных между государствами СНГ, имели целью содействовать развитию интеграционных процессов между ними. Так, основы формирования и функционирования Таможенного союза (ТС) между Республикой Беларусь, Республикой Казахстан и Российской Федерацией были сформулированы 6 января 1995 г., когда главы государств подписали в г. Минске Соглашение о Таможенном союзе между Российской Федерацией и Республикой Беларусь, 20 января того же года к данному Соглашению присоединилась Республика Казахстан, в 1996 г. присоединилась Кыргызская Республика, а в 1999 г. - Республика Таджикистан. В дальнейшем правовая база ТС была дополнена такими соглашениями, как Договор об углублении интеграции в экономической и гуманитарной областях (1996 г.), Договор о Таможенном союзе и Едином экономическом пространстве (1999 г.), и рядом иных. 10 октября 2000 г. международно-правовая и институционная основа ТС была усилена путем подписания в г. Астане Договора об учреждении Евразийского экономического сообщества (ЕврАзЭС), международной организации, поставившей своей целью эффективное продвижение процесса формирования его государствами - членами ТС и Единого экономического пространства, а также реализации других целей и задач, определенных в ранее упомянутых Соглашениях о ТС, Договоре об углублении интеграции в экономической и гуманитарной областях и Договоре о Таможенном союзе и Едином экономическом пространстве, в соответствии с намеченными в указанных документах этапами.
В названии новой международной организации в качестве определяющего использовано понятие "сообщество", что наводило на мысль о наличии смысловых параллелей с Европейскими сообществами, предшественниками нынешнего Европейского союза (ЕС). Существенной характерной особенностью Европейских сообществ признавался наднациональный характер, проявляющийся как в их институционной основе (наднациональные органы, наднациональные полномочия), так и в международно-правовой основе (формирование оригинальной наднациональной правовой системы - "коммунитарного права"). Однако ничего подобного нельзя было сказать про ЕврАзЭС, который по своим институционно-правовым характеристикам не выделялся среди других ММПО, что, возможно, объяснялось следующим: он не ставил своей задачей формирование какого-либо интеграционного сообщества, а преследовал более скромную цель - "продвижение процесса формирования Таможенного союза и Единого экономического пространства". Это обстоятельство и предопределило в известной мере его временный, промежуточный характер, что подтвердилось в решении, принятом на заседании Межгосударственного совета в г. Минске 10 октября 2014 г., когда главы государств-членов (России, Белоруссии, Казахстана, Киргизии и Таджикистана) приняли решение о прекращении деятельности Евразийского экономического сообщества в связи с началом функционирования с 1 января 2015 г. ЕАЭС <2>.
--------------------------------
<2> URL: http://www.evrazes.com/news/view/958.

Договор о создании единой таможенной территории и формировании Таможенного союза от 6 октября 2007 г. <3> явился учредительным (базовым) международно-правовым актом, определяющим основы взаимодействия государств-участников (Российской Федерации, Республики Беларусь и Республики Казахстан) в процессе формирования ТС. В этот же день был подписан Договор о Комиссии Таможенного союза, которым был учрежден единый постоянно действующий регулирующий орган Таможенного союза. Создание данного органа явилось важной вехой в развитии институционной структуры ТС, поскольку порядок его формирования и закрепленные за ним полномочия уже можно было признать имеющими наднациональный характер. В последующем был принят еще ряд международных договоров, формирующих международно-правовую основу ТС. В частности, пакет соглашений был подписан 25 января 2008 г. (например, Соглашение о едином таможенном тарифном регулировании и др.). 27 ноября 2009 г. участники ТС подписали Договор "О Таможенном кодексе Таможенного союза".
--------------------------------
<3> Договор ратифицирован Федеральным законом от 27 октября 2008 г. N 187-ФЗ.

9 декабря 2010 г. три государства - члена ТС подписали 17 документов по созданию Единого экономического пространства (ЕЭП), среди которых был План действий на 2010 - 2011 годы по формированию ЕЭП трех государств, предусматривавший разработку и подписание в течение двух лет, т.е. к 1 января 2012 г., 20 международных договоров, обеспечивающих создание ЕЭП. Весь пакет документов, формирующих ЕЭП, ратифицирован сторонами и вступил в силу для государств-участников с 1 января 2012 г. Наконец, 18 ноября 2011 г. тремя государствами - членами ТС был заключен Договор о Евразийской экономической комиссии (ЕЭК), которая сменила Комиссию ТС. ЕЭК учреждена как единый постоянно действующий регулирующий орган ТС и ЕЭП. Ее основные задачи - обеспечение условий функционирования и развития ТС и ЕЭП, а также выработка предложений в сфере экономической интеграции в рамках данных образований. Решения Комиссии входили в договорно-правовую базу ТС и ЕЭП. Такие решения на территориях сторон применялись непосредственно.
В тот же день президенты государств - участников ТС и ЕЭП подписали документ, открывающий следующий этап интеграции. Речь идет о Декларации о евразийской экономической интеграции, которая заявляет о переходе с 1 января 2012 г. к следующему этапу интеграционного строительства - ЕЭП, основанному на нормах и принципах Всемирной торговой организации (ВТО) и открытому на любом этапе своего формирования для присоединения других государств. Конечная цель данного этапа - создание к 2015 г. Евразийского экономического союза. Таким образом, переходный период к новому межгосударственному объединению, а значит, к новому этапу евразийской интеграции был точно определен, хотя и не в договоре, а декларативном документе, что свидетельствует о политическом характере принятого государствами-участниками обязательства.
Следует остановиться на институционном аспекте сложившейся в ЕврАзЭС ситуации. Использование государствами-участниками принципа "разноуровневой и разноскоростной интеграции" привело к тому, что из пяти государств - членов ЕврАзЭС участниками ТС и ЕЭП стали только три государства-члена, экономики которых были подготовлены к объединению в ТС и созданию ЕЭП. Понятия Таможенного союза и Единого экономического пространства, сформулированные в международных соглашениях, принятых в рамках ЕврАзЭС, имели экономический смысл, подразумевая общепризнанные этапы или формы рыночной экономической интеграции национальных экономик объединяющихся государств (Таможенный союз, общий рынок и т.д.). В международно-правовом смысле подобное межгосударственное экономическое объединение может рассматриваться как специфический международно-правовой режим, основанный на международном договоре (или группе международных договоров), цели которых достигаются путем соблюдения международных обязательств, принятых их государствами-участниками. Специфика подобного международно-правового режима состоит в том, что его участники соглашаются использовать специфические методы имплементации своих международных обязательств, целью которых является сближение национального законодательства государств-участников путем унификации и гармонизации в сферах, регулируемых указанными международными соглашениями. Отсюда следует, что как ТС, так и ЕЭП не являлись органами ЕврАзЭС, следовательно, их нельзя рассматривать в качестве структурных подразделений данной международной организации. Их также нельзя воспринимать в качестве самостоятельных международных организаций, поскольку у них отсутствует ряд системообразующих признаков ММПО, признанных в теории и международно-правовой практике (внутренне взаимосвязанная автономная организационная структура, самостоятельные права и обязанности, отличные от прав и обязанностей государств-членов и др.) <4>. Это были, как указывалось выше, сформированные на основе международных соглашений международно-правовые режимы.
--------------------------------
<4> См.: Капустин А.Я. Международные организации в глобализирующемся мире. М., 2010. С. 152 - 165.

Вместе с тем для управления интеграционными процессами и обеспечения функционирования ТС и ЕЭП в рамках ЕврАзЭС были учреждены особые органы - Евразийская экономическая комиссия и Межгосударственный совет ТС и ЕЭП (на уровне глав государств и глав правительств участников ТС и ЕЭП), который после начала функционирования ЕЭП стал именоваться Высшим Евразийским экономическим советом, понимаемым как Межгосударственный совет ЕврАзЭС (Высший орган ТС) на уровне глав государств и глав правительств. Это свидетельствует о том, что организационно-правовая структура ЕврАзЭС приобрела гибридный характер. В самом деле ЕврАзЭС как традиционная ММПО сохраняла свою организационно-правовую структуру и продолжала функционировать в обычном режиме. В то же время стало наблюдаться некоторое организационно-правовое обособление ТС и ЕЭП, поскольку ЕЭК все более приобретала черты не просто международного органа ММПО, а мини-международной организации, формально не зависимой от ЕврАзЭС. Согласно Договору о ЕЭК последняя становилась единым постоянно действующим регулирующим органом ТС и ЕЭП. Анализ полномочий ЕЭК (право заключать международные договоры и др.) давал все основания предполагать наличие у нее признаков международной правосубъектности, что обычно не характерно для органов международных организаций. Совершенно очевидно, что подобная "институционно-правовая аномалия" сложилась в результате особенностей развития интеграционного процесса в ЕврАзЭС, она носила временный характер до решения вопроса о выборе новой международно-правовой модели евразийской интеграции.
Договор о Евразийском экономическом союзе - учредительный договор евразийской интеграции. Одним из наиболее интересных теоретических вопросов, возникающих в связи с подписанием Договора о ЕАЭС, является определение его международно-правовой природы и роли в международно-правовом обеспечении интеграционного процесса на евразийском пространстве.
В Декларации "О евразийской экономической интеграции" от 18 ноября 2011 г. ее участники заявили о своем стремлении "завершить к 1 января 2015 года кодификацию международных договоров, составляющих нормативно-правовую базу Таможенного союза и Единого экономического пространства, и на этой основе создать Евразийский экономический союз". В тексте данной Декларации ни слова не говорится о подписании какого-либо специального договора, учреждающего новое межгосударственное объединение. В ней предлагается завершить кодификацию международных договоров, составляющих нормативно-правовую базу ТС и ЕЭП, т.е. можно предположить, исходя из общеправового смысла термина "кодификация" <5>, что речь должна идти о систематизации, сведении к единству различных международно-правовых актов, кодифицирующих нормы материального и процессуального права, но не нормы, относящиеся к институционно-правовым вопросам международных организаций <6>.
--------------------------------
<5> См., например: Большой юридический словарь / Под ред. А.Я. Сухарева, В.Д. Зорькина, В.Е. Крутских. М., 1999. С. 280.
<6> Судя по всему, термин "кодификация" в данном контексте имеет общеправовой смысл, поскольку в общем международном праве ему придается несколько иное значение (см.: Каламкарян Р.А. Кодификация международного права и современный миропорядок. М., 2008. С. 18).

Действительно, если обратиться к тексту Договора о ЕАЭС 2014 г., то следует признать, что он представляет собой достаточно сложный по структуре, объему, да и общей композиции международный договор.
Договор состоит из четырех частей, 28 разделов и 118 статей. Кодификация международных договоров, составляющих нормативно-правовую базу ТС и ЕЭП, не только состоялась в отношении содержания самого Договора, но и получила выражение в 33 приложениях, дополняющих текст Договора. Таким образом, документ, на основе которого сформирован ЕАЭС, представляет собой довольно объемный международно-правовой акт, содержащий нормы самого различного характера. Часть первая "Учреждение Евразийского экономического союза" включает четыре раздела, посвященных целям и принципам, компетенции и праву ЕАЭС, его международно-правовому статусу, институционно-правовым вопросам Союза, включая принципы его финансирования.
Часть вторая "Таможенный союз" посвящена функционированию ТС. В нее включены разделы, закрепляющие принципы информационного взаимодействия, формирования и распространения официальной статистической информации, а также принципы функционирования ТС, общего рынка лекарственных средств и медицинских изделий. В ней также закреплены принцип осуществления таможенного регулирования в ЕАЭС, цели и принципы внешнеторговой политики Союза, положения о техническом регулировании, нормы проведения согласованной политики в области защиты потребителей.
Часть третья "Единое экономическое пространство" определяет основные направления согласованной макроэкономической политики, цели и принципы согласованной валютной политики. В ней урегулированы вопросы торговли услугами в ЕАЭС по различным способам поставки услуг, определяются цели и принципы регулирования финансовых рынков, принципы взаимодействия государств в сфере налогообложения, принципы и правила конкуренции для трансграничных и национальных рынков. В отдельном разделе отражены единые принципы и правила регулирования деятельности субъектов естественных монополий. Там же зафиксированы положения о формировании общих энергетических рынков, проведении скоординированной (согласованной) транспортной политики, закреплены цели и принципы регулирования в сфере государственных (муниципальных) закупок. В названной части также закреплены положения о сотрудничестве в сфере охраны и защиты прав на объекты интеллектуальной деятельности, цели и принципы осуществления промышленной политики в рамках ЕАЭС, цели, задачи и основные направления согласованной (скоординированной) агропромышленной политики, включены положения, касающиеся перемещения трудовых ресурсов.
Часть четвертая "Переходные и заключительные положения" содержит переходные положения, касающиеся некоторых разделов Договора, и заключительные положения, регулирующие порядок вступления в ЕАЭС других государств или получения статуса государства - наблюдателя при Союзе, а также иные реквизиты, присущие международным договорам.
В приложениях к Договору содержатся либо положения о статусе, функциях и компетенции его органов (ЕЭК, Суда ЕАЭС), либо нормы, регулирующие отдельные вопросы, включенные в сферу действия ТС или ЕЭП.
Международно-правовую природу Договора о ЕАЭС следует определить как учредительный акт, на основе которого создается международная организация региональной экономической интеграции (ЕАЭС), которая, как указано в п. 2 ст. 1 Договора, обладает международной правосубъектностью. Международная правосубъектность, т.е. обладание международной организацией самостоятельными и независимыми от государств-членов международными правами и обязанностями, формирует международную правовую личность международной организации, позволяя ей самостоятельно вступать в международные правоотношения с другими субъектами международного права от своего собственного имени. Перечень международных прав и обязанностей, присущих субъектам международного права, довольно широк и не ограничен какими-либо международно-правовыми актами. Наличие в учредительном акте международной организации четкой формулировки о международной правосубъектности выгодно отличает ЕАЭС от иных подобных организаций (например, Европейских сообществ или ЕС), учредительные акты которых чаще всего говорят о юридической личности соответствующей международной организации в широком смысле, подразумевая наделение ее как правами юридического лица по внутреннему праву государств-членов или всех иных государств, так и правами и обязанностями субъекта международного права.
На наш взгляд, учредительный характер Договора о ЕАЭС следует понимать двояко, во всяком случае, его прочтение позволяет сделать такой вывод. Прежде всего, этот Договор создает международную организацию (ЕАЭС) с системой определенных органов, направленных на реализацию целей Договора. В качестве таких органов указаны: Высший Евразийский экономический совет (уровень глав государств-членов); Евразийский межправительственный совет (уровень глав правительств); Евразийская экономическая комиссия, которая будет являться постоянно действующим регулирующим органом Союза; Суд ЕАЭС, основная функция которого направлена на обеспечение единообразного применения государствами - членами Договора международных договоров в рамках Союза и решений органов ЕАЭС.
Помимо этого, в п. 1 ст. 1 отмечено, что настоящим Договором учреждается Союз, в рамках которого обеспечивается свобода движения товаров, услуг, капитала и рабочей силы, проведение скоординированной, согласованной или единой политики в отраслях экономики, определенных данным Договором и международными договорами в рамках ЕАЭС. Иными словами, на основе Договора создается не просто международная организация, а определенное экономическое пространство (общий рынок, проведение скоординированной, согласованной или единой отраслевой политики), которое с учетом его правовых основ можно назвать экономико-правовым пространством и содержание которого может определяться как учредительным договором, так и иными международными договорами в рамках Союза, а территориальная сфера действия включает территории всех государств-членов без каких-либо изъятий согласно ст. 2 Договора о ЕАЭС. На данном пространстве функционируют сходные (сопоставимые) и однотипные механизмы регулирования экономики, основанные на рыночных принципах и применении гармонизированных или унифицированных правовых норм, и существует единая инфраструктура.
Таким образом, заключение Договора о ЕАЭС имеет своим результатом формирование двух крупных групп международных правоотношений, в которые вступают государства - члены ЕАЭС. Внутри самой международной организации - это отношения между государствами-членами по поводу участия в работе и деятельности органов ЕАЭС, а также их отношения с указанными органами и отношения между органами. Это будут своего рода первичные международно-правовые отношения в рамках ЕАЭС. Однако наряду с этим между ними складывается и вторая группа правоотношений, касающихся реализации прав и обязанностей, вытекающих из второй и третьей частей Договора и иных международных договоров в рамках Союза, и решений органов ЕАЭС, регулирующих отношения по поводу функционирования экономических механизмов регулирования экономики. Это своего рода вторичные отношения в связи с отношениями членства в международной организации, и они будут иметь смешанный характер (международно-правовой и национально-правовой), поскольку их реализация предполагается в рамках национальных правовых систем государств - членов ЕАЭС.
Таким образом, учредительный характер Договора о ЕАЭС 2014 г. будет проявляться в его значении как системообразующего акта всей правовой системы данной международной организации. Это следует из того, что учредительный договор занимает особое место в формирующейся правовой системе ЕАЭС. Так, в нем различаются три вида международных договоров, которые могут выступать источниками права ЕАЭС. Как указано в ст. 6 названного Договора, к ним относятся учредительный договор, международные договоры в рамках Союза и международные договоры Союза с третьей стороной. Учредительный договор, судя по всему, обладает высшей юридической силой в системе международных договоров ЕАЭС. В пункте 3 ст. 6 Договора указано, что в случае возникновения противоречий между международными договорами в рамках Союза и данным Договором приоритет имеет последний. Вместе с тем указанную формулировку вряд ли можно признать удачной в силу не очень четкого смысла понятия приоритетности одного договора над другими <7>. Если речь идет о приоритете применения положений учредительного договора по отношению к положениям иных международных договоров в рамках Союза, то даже в этом случае допускается не приоритетное, а последующее применение, что в принципе в международном праве недопустимо, если стремиться к определенности международно-правового регулирования.
--------------------------------
<7> Так, в словарях русского языка приоритет определяется как "первенство по времени в открытии, изобретении чего-либо, вообще первенствующее положение" (Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. М., 1999. С. 596).

Международные договоры в рамках ЕАЭС по смыслу ст. 2 Договора заключаются между государствами-членами по вопросам, связанным с функционированием и развитием Союза. Иными словами, они не изменяют положений основного договора, а дополняют их, т.е. имеют свой собственный предмет регулирования, правда, не выходящий за пределы, установленные учредительным договором. Вместе с тем, если государства-члены захотят внести изменения в учредительный договор, такая возможность им предоставляется ст. 115 рассматриваемого Договора, предусматривающей, что в него могут вноситься изменения и дополнения, которые оформляются отдельными протоколами и являются его неотъемлемой частью. Возникает закономерный вопрос: а в чем состоит замысел такой сложной схемы правового регулирования функционирования экономических механизмов интеграции в рамках ЕАЭС? Вероятнее всего, это объясняется исторически сложившейся особенностью регулирования отдельных вопросов ТС и ЕЭП, когда после заключения основных международных соглашений, регулирующих те или иные вопросы взаимодействия, государства-члены по истечении определенного времени находили необходимым дополнять или изменять их положения путем заключения новых международных соглашений по близким или смежным вопросам. Такая традиция "многодоговорного" регулирования вопросов сохранена в целях удобства и предоставления "свободы рук" государствам-членам для отнесения тех или иных вопросов к первоочередным или второстепенным. Вполне возможно, что второстепенные вопросы лучше включить в отдельные соглашения, чтобы не перегружать учредительный договор излишней детализацией.
Международные договоры ЕАЭС с третьей стороной заключаются с третьими государствами, их интеграционными объединениями и международными организациями. Судя по всему, такого рода международные договоры согласно ст. 7 Договора о ЕАЭС могут быть двух видов: международные договоры, заключаемые Союзом самостоятельно с другими субъектами международного права, и международные договоры так называемого смешанного характера, когда подобного рода договоры будут заключаться совместно с его государствами-членами. При этом вопросы заключения международных договоров ЕАЭС с третьей стороной будут определяться отдельным международным договором в рамках Союза. Правовой статус международных договоров ЕАЭС с третьей стороной в праве Союза определен весьма оригинально. Такие международные договоры не должны противоречить основным целям, принципам и правилам функционирования Союза. При этом если основные цели Союза, его основные принципы функционирования в учредительном договоре четко определены, то за понятием "правила функционирования Союза" трудно признать подобное качество. По сути, речь может идти о всей совокупности правовых норм, регулирующих деятельность Союза (учредительный договор, международные договоры в рамках ЕАЭС, решения и распоряжения органов ЕАЭС (Высшего Евразийского экономического совета, Евразийского межправительственного совета, Евразийской экономической комиссии)). Однако, несмотря на некоторую расплывчатость данной формулировки п. 2 ст. 6 Договора о ЕАЭС, нельзя не отметить ее огромный креативный потенциал, поскольку она дает достаточно широкую свободу усмотрения при ее толковании Судом ЕАЭС в случае обращения к нему за разъяснением. Единственное ограничение состоит в том, что согласно п. 48 Статута Суда ЕАЭС (приложение N 2 к учредительному договору) Суд осуществляет разъяснение положений международного договора ЕАЭС с третьей стороной, если это предусмотрено таким международным договором.
Наконец, в п. 3 ст. 6 Договора ЕАЭС установлено, что решения и распоряжения органов ЕАЭС не должны противоречить учредительному договору и международным договорам в рамках Союза. Для разрешения противоречий между решениями органов установлен приоритет решений Высшего Евразийского экономического совета над решениями Евразийского межправительственного совета и Евразийской экономической комиссии, в свою очередь, решения Евразийского межправительственного совета имеют приоритет над решениями ЕЭК.

 

Если вы не нашли на данной странице нужной вам информации, попробуйте воспользоваться поиском по сайту:



Вернуться на предыдущую страницу

Последние новости
  • Вся Россия

Звонки бесплатны.
Работаем без выходных


29 декабря 2021 г.
Проект Федерального закона № 48749-8 "О внесении изменений в Федеральный закон "О потребительском кредите (займе)" и отдельные законодательные акты Российской Федерации"

Целью законопроекта является защита прав заемщиков по договору потребительского кредита (займа). В соответствии с указанной целью, законопроект направлен на совершенствование порядка расчета полной стоимости потребительского кредита, касающегося максимально точной оценки расходов заемщика, которые связанны с получением потребительского кредита.




25 декабря 2021 г.
Проект Федерального закона № 46071-8 "О внесении изменений в Федеральный закон "О деятельности по приему платежей физических лиц, осуществляемой платежными агентами" и отдельные законодательные акты Российской Федерации"

В связи с тем, что деятельность платежных агентов сконцентрирована в социально значимых сегментах рынка платежных услуг, законопроектом устанавливаются расширенные требования к лицам, осуществляющим деятельность по приему платежей физических лиц. Также Банк России наделяется полномочиями по осуществлению контроля (надзора) за деятельностью операторов по приему платежей.




20 декабря 2021 г.
Проект Федерального закона № 42326-8 "О внесении изменений в части первую и вторую Гражданского кодекса Российской Федерации"

Целью законопроекта является недопущение заключения сделок, влекущих отчуждение собственниками общего долевого имущества, в результате которых не выделенная в натуре доля в праве на неделимый объект собственности переходит к посторонним лицам в нарушение прав и законных интересов совладельцев.




10 декабря 2021 г.
Проект Федерального закона № 36447-8 "О внесении изменений в часть 4 статьи 15.5 ФЗ "Об участии в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости и о внесении изменений в некоторые законодательные акты РФ"

Законопроект обращен на урегулирование отношений, связанных с открытием счетов эскроу. В целях исключения давления со стороны застройщика на участников строительства и урегулирования отношений предлагается уточнить в Законе № 214-ФЗ "Об участии в долевом строительстве..." норму о сроке условного депонирования.




3 декабря 2021 г.
Проект Федерального закона № 29564-8 "О внесении изменения в Федеральный закон "О развитии сельского хозяйства"

Целью законопроекта является создание правовой базы для деятельности информсистемы информационных ресурсов агропромышленного комплекса, которая дозволит обеспечить перевод в электронный вид, убыстрение процессов получения и увеличение эффективности мер госпомощи в сфере сельхозпроизводства, также сокращение издержек сельскохозяйственных производителей товаров на представление отчетности и её перевод в электронный вид.



В центре внимания:


Печаль для должников. Конституционный Суд разрешил изымать единственное жилье (Зеленая У.)

Дата размещения статьи: 12.01.2022

подробнее>>

"Освободите квартиру, она уже не ваша": собственников ошеломили новой схемой отъема (Демидова И., Астапов М.)

Дата размещения статьи: 12.01.2022

подробнее>>

Печаль для должников. Конституционный Суд разрешил изымать единственное жилье (Горелов А., Гладышева Е., Кучкаров А.)

Дата размещения статьи: 12.01.2022

подробнее>>

Исполнительский иммунитет единственного жилья должника: новый вектор судебной практики (Джафаров И.)

Дата размещения статьи: 12.01.2022

подробнее>>

Цифровизация в юридической практике (Горелов А.)

Дата размещения статьи: 12.01.2022

подробнее>>
Предпринимательство и право, информационно-аналитический портал © 2011 - 2023
При любом использовании материалов сайта - активная ссылка на сайт lexandbusiness.ru обязательна.