Главная Новости Общие вопросы Формы деятельности Договоры Виды деятельности Вопрос-ответ Контакты

Быстрая навигация: Каталог статей > Иные вопросы > Подследственность уголовных дел о незаконном ввозе и вывозе новых потенциально опасных психоактивных веществ: пути совершенствования уголовно-процессуального законодательства (Табаков А.В., Жбанков В.А.)

Подследственность уголовных дел о незаконном ввозе и вывозе новых потенциально опасных психоактивных веществ: пути совершенствования уголовно-процессуального законодательства (Табаков А.В., Жбанков В.А.)

Дата размещения статьи: 21.10.2016

В статье исследуется проблема согласования уголовного и уголовно-процессуального законодательства в части соответствия видов наркопреступлений и подследственности по уголовным делам о данных преступлениях. Обосновывается необходимость предоставления таможенным органам полномочий по производству дознания и неотложных следственных действий по уголовным делам о выявляемых ими незаконном ввозе и незаконном вывозе новых потенциально опасных психоактивных веществ. 

Потребность в системном исследовании механизма правового регулирования возникает в связи с тем, что раздельное изучение отраслей права как закономерный результат дифференциации самих отраслей права сменяется в настоящее время комплексным анализом отдельных отраслей и групп отраслей в их взаимодействии. "Дифференцированность, специализация структуры права и в то же время согласованность всех ее частей, гармония между ними, - отмечал выдающийся теоретик права С.С. Алексеев, - показатель юридического совершенства права данной страны" [1, с. 240].

Приблизиться к желанному, но, видимо, недостижимому идеалу невозможно без согласования двух основных подсистем единой системы права: материального и процессуального. В правовой доктрине материальное право и, соответственно, материально-правовые отношения обычно трактуются как первичные, а процессуальное право и процессуальные правоотношения - как вторичные. По общему правилу диалектическое соотношение материальных и процессуальных правовых отношений предполагает, что вторые детерминированы существованием первых [2]. Однако производность процесса от материального права не умаляет его значимость: представляя собой способ реализации норм материального права, процесс внутренне связан с содержанием и назначением этих норм. Образно говоря, процесс - это форма жизни материального права. Кроме того, процессуальные правовые отношения достаточно обособленны от материальных в том смысле, что имеют свой собственный базис в виде конкретных организационно-процедурных отношений, которые возникают в деятельности того или иного государственного органа в ходе реализации им норм материального права [2].

Наиболее ярко взаимосвязь материального и процессуального права проявляется в сфере уголовно-правового регулирования [3]. Уголовно-правовое воздействие на общественные отношения с целью защиты от преступных посягательств является максимально жестким по характеру применяемых к правонарушителям санкций; можно сказать, что уголовно-правовые нормы являются "острием" публично-правовой репрессии, реализуемой в отношении правонарушающего, в данном случае криминального, поведения. Поэтому уголовно-процессуальное право среди других отраслей процессуального права играет особо значимую роль: оно, прежде всего, призвано гарантировать правовой порядок государственного принуждения и законность уголовного преследования.

От уголовного права, которое служит материально-правовой основой борьбы с преступностью, исходят генетические, функциональные и структурные линии связи к соответствующей процессуальной отрасли - уголовно-процессуальному праву; эта связь является органичной в силу природы и сущности уголовного регулирования. Основания и условия реализации уголовно-правовых предписаний обеспечиваются уголовно-процессуальной деятельностью. Установить уголовно-правовое отношение и применить меры уголовной ответственности, предусмотренные уголовным законом, можно лишь в рамках жестко регламентированных уголовно-процессуальных отношений. Нормы уголовного права, устанавливающие преступность и наказуемость деяний, применяются лишь одновременно с нормами уголовно-процессуального права, причем правоприменителями могут выступать лишь субъекты уголовно-процессуальных отношений. Таким образом, без уголовного процесса уголовное право превращается в фикцию, а без уголовного права существование уголовного процесса беспредметно и бессмысленно [4, с. 18].

Теснейшая связь между уголовным и уголовно-процессуальным правом осознается и законодателем, стремящимся, как показывает законодательная практика, к "синхронизации" изменений уголовного и уголовно-процессуального законодательства. Показательным в этом плане является Федеральный закон от 13.07.2015 N 266-ФЗ "О внесении изменений в статью 8 Федерального закона "О введении в действие Уголовного кодекса Российской Федерации" и Федеральный закон "О введении в действие Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации". Указанный Закон содержит правовую новеллу, согласно которой внесение изменений в Уголовный кодекс РФ (УК РФ) и Уголовно-процессуальный кодекс РФ (УПК РФ) и признание утратившими силу положений данных Кодексов осуществляются только отдельными федеральными законами; правовые тексты, изменяющие уголовные и уголовно-процессуальные нормы или прекращающие их действие, не могут быть включены в тексты законов, изменяющих (приостанавливающих, отменяющих, признающих утратившими силу) другие законодательные акты РФ или содержащих самостоятельный предмет правового регулирования. Одно исключение, подтверждающее постулат единства уголовного и уголовно-процессуального права: изменение и прекращение действия нормативных положений УК РФ может осуществляться федеральными законами, изменяющими УПК РФ, и, наоборот, изменение и прекращение действия положений УПК РФ допускается интеграцией соответствующих статей в текст законодательных актов федерального уровня, изменяющих УК РФ.

Однако, как справедливо отмечают юристы разных времен, "совершенных законов, в которых была бы полная гармония между формою и содержанием, не существует" [5]. Несогласование уголовно-правовых и уголовно-процессуальных норм приводит к бессистемности правового регулирования, что существенно затрудняет правоприменительную (правоохранительную) деятельность. В настоящей статье будет показано, как введение уголовно-правовых новелл без грамотно продуманных корректировок уголовно-процессуального закона осложнило борьбу с незаконным оборотом новых потенциально опасных психоактивных веществ.

С принятием Федерального закона от 03.02.2015 N 7-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" в российском законодательстве появились правовые новеллы, вводящие в юридический оборот ранее неизвестную категорию - "новые потенциально опасные психоактивные вещества", устанавливающие государственный контроль над данными веществами и меры юридической ответственности за их незаконный оборот. Статья 1 Федерального закона от 08.01.1998 N 3-ФЗ "О наркотических средствах и психотропных веществах" дополнена нормативными определениями понятий "новые потенциально опасные психоактивные вещества" и "оборот новых потенциально опасных психоактивных веществ"; введена ст. 2.2, посвященная ведению реестра указанных объектов, запрещенных в обороте; ст. ст. 40 и 46 дополнены в части запрета их потребления и пропаганды.

С целью уголовно-правового обеспечения установленного запрета оборота новых потенциально опасных психоактивных веществ в УК РФ введена ст. 234.1, предусматривающая уголовную ответственность за незаконные производство, изготовление, переработку, хранение, перевозку, пересылку, приобретение, ввоз на территорию РФ, вывоз с указанной территории в целях сбыта, а равно за незаконный сбыт новых потенциально опасных психоактивных веществ. Характеристика новых потенциально опасных психоактивных веществ как предметов преступлений представлена в литературе [6].

Попутно отметим, что синхронное введение запрета оборота новых потенциально опасных психоактивных веществ и уголовной ответственности за их незаконный оборот - абсолютно правильный подход, который не всегда использовался законодателем. Напомним, что запрет оборота аналогов наркотических средств и психотропных веществ был введен с принятием Федерального закона от 08.01.1998 N 3-ФЗ "О наркотических средствах и психотропных веществах", однако в качестве предметов преступлений аналоги включены в уголовное законодательство только через несколько лет - Федеральным законом от 08.12.2003 N 162-ФЗ "О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации" и Федеральным законом от 06.12.2007 N 335-ФЗ "О внесении изменений в статью 188 Уголовного кодекса Российской Федерации и статью 151 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации". До этого момента, не будучи подкрепленным угрозой уголовного наказания, юридический запрет был не более чем декларацией [7].

Федеральным законом от 03.02.2015 N 7-ФЗ также внесены соответствующие изменения в уголовно-процессуальное законодательство: ст. 31 УПК РФ дополнена положениями, определяющими подсудность по делам о незаконном обороте новых потенциально опасных психоактивных веществ (мировому судье подсудны уголовные дела, возбужденные по ч. 1 ст. 234.1 УК РФ, районному суду - уголовные дела о квалифицированных преступлениях, связанных с незаконным оборотом данных веществ, предусмотренных ч. 2 и 3 указанной статьи); в ст. 150 УПК РФ разграничены преступления, предварительное расследование которых производится в форме дознания (ч. 1 ст. 234.1 УК РФ) и в форме предварительного следствия (ч. 2 и 3 ст. 234.1 УК РФ); определена подследственность уголовных дел о незаконном обороте новых потенциально опасных психоактивных веществ следователям и дознавателям органов по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ (п. 5 ч. 2, п. 8 ч. 3 ст. 151 УПК РФ), а также следователям органа, выявившего эти преступления, - по делам о преступлениях, предусмотренных ч. 2 и 3 ст. 234.1 УК РФ (ч. 5 ст. 151 УПК РФ). В дальнейшем на основании Указа Президента РФ от 05.04.2016 N 156 "О совершенствовании государственного управления в сфере контроля за оборотом наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров и в сфере миграции" Федеральная служба РФ по контролю за оборотом наркотиков была упразднена и ее функции и полномочия переданы Министерству внутренних дел РФ. Поскольку такие субъекты уголовно-процессуальных отношений, как органы по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, прекратили свое самостоятельное существование, Федеральным законом от 03.07.2016 N 329-ФЗ "О внесении изменений в статью 230 Уголовного кодекса Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации" п. 5 ч. 2 и п. 8 ч. 3 ст. 151 УПК РФ признаны утратившими силу, а полномочия по производству предварительного следствия и дознания по делам рассматриваемой категории были переданы органам внутренних дел (п. 3 ч. 2, п. 8 ч. 3 ст. 151 УПК РФ).

Определение подследственности в уголовно-процессуальном законодательстве осуществляется на основании места того или иного государственного органа в правоохранительной системе, а также возложенных на него функций (задач). Подследственность всех уголовных дел о незаконном обороте новых потенциально опасных психоактивных веществ Министерству внутренних дел РФ в настоящее время и ранее Федеральной службе РФ по контролю за оборотом наркотиков не подлежит сомнению. Вместе с тем считаем возможным и своевременным поднять вопрос о расширении компетенции таможенных органов в части проведения дознания и неотложных следственных действий по уголовным делам о незаконном ввозе и вывозе новых потенциально опасных психоактивных веществ.

Как отмечалось ранее, ст. 1 Федерального закона от 08.01.1998 N 3-ФЗ "О наркотических средствах и психотропных веществах" дополнена нормативным определением понятия "оборот новых потенциально опасных психоактивных веществ" - производство, изготовление, переработка, хранение, перевозка, пересылка, приобретение, использование, ввоз на территорию РФ, вывоз с территории РФ, а также сбыт новых потенциально опасных психоактивных веществ (их продажа, дарение, обмен либо отчуждение этих веществ другим лицам любыми способами). В числе операций, входящих в объем понятия "оборот", указаны ввоз данных веществ на территорию РФ и их вывоз с этой территории. Содержащееся в ст. 1 определение понятия "ввоз (вывоз) наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров" не дополнено указанием на новые потенциально опасные психоактивные вещества, что мы считаем неправильным и бессистемным, однако в данном случае полагаем возможным применить Закон по аналогии. Таким образом, в перечень действий, образующих оборот новых потенциально опасных психоактивных веществ, включено перемещение с территории другого государства на территорию РФ (ввоз) или с территории РФ на территорию другого государства (вывоз).

Таможенные органы являются основным субъектом государственного контроля за трансграничным перемещением товаров, под которыми, согласно п. 35 ч. 1 ст. 4 Таможенного кодекса Таможенного союза (ТК ТС) (Приложение к Договору о Таможенном кодексе Таможенного союза, принятому Решением Межгосударственного совета ЕврАзЭС на уровне глав государств от 27.11.2009 N 17), понимается любое движимое имущество. В компетенцию таможенных органов входит противодействие незаконному трансграничному товарообороту (ввоз и вывоз товаров, как следует из норм таможенного законодательства, необходимо интерпретировать в широком смысле - перемещение через границу любых движимых вещей).

Таможенные органы включены в систему правоохранительных органов РФ. Правовая основа правоохранительной деятельности таможенных органов заложена как в международно-правовых документах, действующих в России, так и в национальных нормативных правовых актах, регулирующих таможенно-правовые отношения, в том числе определяющих компетенцию таможенных органов как органов дознания. Пунктом 8 ч. 1 ст. 6 ТК ТС к задачам таможенных органов отнесены выявление, предупреждение и пресечение административных правонарушений и преступлений в соответствии с законодательством государств - членов Таможенного союза. Частью 1 ст. 7 ТК ТС определено, что таможенные органы государств - членов Таможенного союза являются органами дознания по делам о контрабанде, об уклонении от уплаты таможенных платежей и иных преступлениях, производство по которым, в соответствии с внутренним законодательством, отнесено к ведению таможенных органов. Пунктом 8 ч. 1 ст. 12 Федерального закона от 27.11.2010 N 311-ФЗ "О таможенном регулировании в Российской Федерации" установлено, что таможенные органы выявляют, предупреждают, пресекают преступления, отнесенные российским законодательством к компетенции таможенных органов, а также иные связанные с ними преступления, проводят неотложные следственные действия и предварительное расследование в форме дознания по уголовным делам об указанных преступлениях, осуществляют противодействие незаконному обороту наркотических средств, психотропных веществ и иных предметов, перемещаемых через таможенную границу Таможенного союза и (или) через Государственную границу РФ. Согласно ч. 1 этой статьи на таможенные органы возложены следующие контролирующие функции: проведение таможенного контроля (п. 1), обеспечение соблюдения порядка перемещения товаров (п. 5) и установленных в соответствии с международными договорами государств - членов Таможенного союза и законодательством РФ запретов и ограничений в отношении товаров, ввозимых в РФ и вывозимых из РФ (п. 6).

Время от времени возникает вопрос о несвойственности правоохранительных функций таможенным органам, якобы имеющим исключительно фискальное предназначение. Однако, по нашему мнению, роль правоохранительной составляющей их функционирования на современном этапе становится все более заметной. Несмотря на спад внешнеэкономической активности и связанное с этим уменьшение объема внешней торговли с рядом иностранных государств - закономерное следствие торговых "войн" и кризисных явлений в мировой экономике, свидетелями которых мы являемся, - сохраняется общий тренд ускорения трансграничного товарооборота. Данный тренд предопределен более мощными, нежели сегодняшняя "санкционная" политика, причинами, действующими на глобальном и региональном уровнях. Процессы глобализации экономики и международной экономической интеграции увеличивают степень свободы во внешнеэкономической сфере, стимулируют внешнеэкономическую деятельность и задают ей достаточно высокий темп. Перед государственными органами поставлена задача содействия внешнеэкономической деятельности.

В данных условиях повышается значение системы правоохранительных мер по обеспечению национальной безопасности России. Эта система должна, не препятствуя трансграничному товарообороту (в идеале), обеспечивать максимальное содействие внешнеэкономической деятельности и вместе с тем действенную защиту национальных интересов [8; 9]. Времена тотального таможенного досмотра ушли в прошлое, а значит, необходимо более умело пользоваться иными средствами и методами выявления и пресечения трансграничных правонарушений, в том числе средствами правоохраны.

Фактически таможенные органы находятся на границе и в силу своей функциональной специализации чаще других правоохранительных органов пресекают попытки незаконных трансграничных перемещений различных объектов, в том числе наркотиков. Нельзя отрицать и наличие у таможенных органов значительного опыта проведения неотложных следственных действий по уголовным делам о контрабанде наркотических средств, психотропных веществ, их аналогов и прекурсоров.

Принимая во внимание изложенные аргументы, в порядке de lege ferenda предлагаем дополнить п. 9 ч. 3 ст. 151 УПК РФ положением о производстве дознания дознавателями таможенных органов по уголовным делам о преступлении, предусмотренном ч. 1 ст. 234.1 УК РФ, в случае выявления таможенными органами незаконного ввоза или вывоза новых потенциально опасных психоактивных веществ; п. 3 ч. 2 ст. 157 УПК РФ дополнить положением о производстве таможенными органами неотложных следственных действий по уголовным делам о преступлениях, предусмотренных ч. 2 и 3 ст. 234.1 УК РФ, также в случае выявления таможенными органами незаконного ввоза или вывоза новых потенциально опасных психоактивных веществ.

Реализация данных предложений, как представляется, будет способствовать повышению эффективности правоохранительной деятельности, связанной с противодействием нелегальному трансграничному обороту (ввозу и вывозу) новых потенциально опасных психоактивных веществ. Хорошо известно, насколько важен в тактическом плане первоначальный этап расследования уголовных дел о преступлениях, связанных с незаконным наркооборотом, когда следователь (дознаватель) находится в условиях жесткого лимита времени и испытывает дефицит информации о расследуемом событии. Правильная организация расследования на первоначальном этапе в значительной мере определяет перспективы на последующем этапе и результативность расследования в конечном итоге. Предоставление таможенным органам полномочий по производству дознания и неотложных следственных действий по уголовным делам рассматриваемой категории, разумеется, в случаях выявления ими незаконных ввоза или вывоза новых потенциально опасных психоактивных веществ, позволит снизить институциональные и временные издержки, сопряженные с передачей материалов по подследственности, в определенных случаях "сыграть на опережение", не допустив возможное противодействие расследованию со стороны криминальных элементов, т.е. оптимизировать предварительное расследование.

Использованные источники

1. Проблемы теории государства и права: Учебное пособие для юридических вузов / Под ред. С.С. Алексеева. М.: Юридическая литература, 1979. 391 с.
2. Крамской И.С. Соотношение материальных и процессуальных правоотношений (на примере деятельности органов внутренних дел): Дис. ...к. ю. н. / Академия управления МВД России. М., 2006. 186 с.
3. Даев В.Г. Взаимосвязь уголовного права и процесса. Л.: Изд-во Ленинградского университета, 1982. 112 с.
4. Божьев В.П. и др. Уголовный процесс: Учебник для студентов вузов, обучающихся по специальности "Юриспруденция" / Под ред. В.П. Божьева. 3-е изд., испр. и доп. М.: Спарк, 2001. 704 с.
5. Юртаева Е.А. Язык закона и техника законотворчества в дореволюционной России // Журнал российского права. 2009. N 11. С. 106 - 120.
6. Федоров А.В. Уголовная ответственность за незаконный оборот новых потенциально опасных психоактивных веществ // Наркоконтроль. 2015. N 2. С. 3 - 16.
7. Табаков А.В. Правовые проблемы борьбы с контрабандой аналогов наркотических средств и психотропных веществ // Ученые записки Санкт-Петербургского им. В.Б. Бобкова филиала ГОУВПО "Российская таможенная академия": Научно-практический журнал. 2002. N 1 (18). С. 14 - 32.
8. Табаков А.В. Содействие внешнеэкономической деятельности и обеспечение экономической безопасности России: в поисках баланса частных и публичных интересов // Вестник Российской таможенной академии. 2013. N 4. С. 25 - 34.
9. Табаков А.В. Содействие внешнеэкономической деятельности и обеспечение экономической безопасности в формате международной экономической интеграции // Петербургский экономический журнал. 2015. N 4. С. 6 - 16.

Если вы не нашли на данной странице нужной вам информации, попробуйте воспользоваться поиском по сайту:



Вернуться на предыдущую страницу

Последние новости

10 марта 2017 г.
Проект Федерального закона № 120190-7 "О внесении изменений в Градостроительный кодекс Российской Федерации"

Законопроект направлен на совершенствование нормативно-правового регулирования в сфере градостроительства и устранение несоответствия разграничения полномочий в области градостроительной деятельности между органами местного самоуправления муниципальных районов и сельских поселений, а также повышение эффективности контроля за соблюдением органами местного самоуправления законодательства о градостроительной деятельности.




4 марта 2017 г.
Проект Федерального закона № 114268-7 "Об альтернативных видах моторного топлива"

Законопроектом устанавливаются правовые основы производства и использования альтернативных видов моторного топлива в Российской Федерации. Принятие законопроекта будет способствовать развитию экономики России, сельскохозяйственного производства и наращиванию экспортного потенциала страны. Кроме того, это позволит снизить стоимость грузовых и пассажирских перевозок и улучшить экологическую обстановку в городах Российской Федерации.




28 февраля 2017 г.
Проект Федерального закона № 112351-7 "О внесении изменений в статью 28 Федерального закона "О государственной регистрации недвижимости"

Законопроект разработан в целях урегулирования вопросов, возникающих при государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним, а также совершенствования применения норм Федерального закона от 13.07.2015 № 218-ФЗ "О государственной регистрации недвижимости".




22 февраля 2017 г.
Проект федерального закона № 108659-7 "О внесении изменений в ФЗ "О лотереях" и ФЗ "О государственном регулировании деятельности по организации и проведению азартных игр и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российско

Законопроект направлен на ограничение кредитными организациями, банковскими платежными агентами, банковскими платежными субагентами, платежными агентами переводов и приема денежных средств в пользу лиц, осуществляющих деятельность по организации и проведению азартных игр, деятельность по организации и проведению лотерей с нарушением законодательства Российской Федерации.




11 февраля 2017 г.
Проект Федерального закона № 98787-7 "О внесении изменения в статью 16 Федерального закона "О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции и об ограничении потребления (распития)

Основная цель законопроекта - защитить людей от воздействия рекламных и маркетинговых кампаний производителей и торговых сетей, направленных на повышение покупательского спроса на алкоголь. 



В центре внимания:


Как налоговики и суды борются с практикой агрессивного налогового планирования (Березина Е.)

Дата размещения статьи: 13.03.2017

подробнее>>

Проект плана восстановления финансовой устойчивости банка (Пашков Р., Юденков Ю.)

Дата размещения статьи: 13.03.2017

подробнее>>

Стандарт Банка России или ГОСТ? Новые механизмы обеспечения информационной безопасности банков (Левашов М.)

Дата размещения статьи: 13.03.2017

подробнее>>

Лимиты доходов для обязательных взносов в 2017 году под патронатом ФНС (Вронская Л.)

Дата размещения статьи: 13.03.2017

подробнее>>

Новации для спецрежимов - 2017 (Мокроусов О.)

Дата размещения статьи: 13.03.2017

подробнее>>
Предпринимательство и право, информационно-аналитический портал © 2011 - 2017
При любом использовании материалов сайта - активная ссылка на сайт lexandbusiness.ru обязательна.

Навигация

Статьи

Сопровождение сайта