Главная Новости Общие вопросы Формы деятельности Договоры Виды деятельности Вопрос-ответ Контакты

Быстрая навигация: Каталог статей > Иные вопросы > Конфликт принципа свободы договора и принципа обеспечения конкуренции (Гапанович А.В.)

Конфликт принципа свободы договора и принципа обеспечения конкуренции (Гапанович А.В.)

Дата размещения статьи: 18.11.2016

В правоприменительной практике зачастую наблюдается конфликт принципов права, закрепленных в нормативных установлениях различных законодательных актов. В настоящем исследовании рассмотрены коллизии двух принципов: принципа свободы договора, провозглашенного Гражданским кодексом Российской Федерации (далее - ГК РФ), и принципа обеспечения конкуренции, провозглашенного в Федеральном законе от 5 апреля 2013 г. N 44-ФЗ "О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд" (далее - Закон о контрактной системе).

Принцип свободы договора, закрепленный в п. 1 ст. 1 ГК РФ, установлен законодателем в качестве основного начала гражданского законодательства. Основные начала носят характер фундаментальных, в силу чего они характерны для всей сферы гражданско-правового регулирования.
Принцип свободы договора как основное начало гражданского законодательства гарантирует его участникам возможность заключения любых гражданско-правовых договоров (как поименованных, так и не поименованных гражданским законодательством), формирования любых условий договора (не противоречащих действующему законодательству), а также возможность выбора контрагента по договору. Указанные элементы принципа являются необходимыми и достаточными в целях реализации субъектами гражданских правоотношений своей сделкоспособности. Подобные выводы продиктованы существом нормативных положений, закрепленных в ст. 421 ГК РФ.
Вместе с тем ГК РФ в абз. 2 п. 2 ст. 1 допускает установление ограничений принципов в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства. Данный перечень является закрытым. Иных ограничений законодатель не постановил <1>.
--------------------------------
<1> Пленум Высшего Арбитражного Суда РФ в Постановлении от 14 марта 2014 г. N 16 "О свободе договора и ее пределах" применительно к принципу свободы договора делает акцент на том, что установление ограничений связано с обеспечением защиты охраняемых законом интересов слабой стороны договора, третьих лиц, публичных интересов или недопущения грубого нарушения баланса интересов сторон (п. п. 1, 5 Постановления // СПС "КонсультантПлюс").

Таким образом, ГК РФ определяет пределы реализации принципа свободы договора, обусловленные необходимостью соблюдения основ правопорядка. При этом обозначенные ГК РФ пределы распространяют свое действие на все институты, регулируемые гражданским законодательством, в том числе на институт контрактной системы в сфере закупок товаров, работ, услуг для государственных (муниципальных) нужд.
Закон о контрактной системе вводит принципы регулирования данного института, в том числе принцип обеспечения конкуренции. Указанный принцип, установленный в ст. 8 данного Закона, раскрывается через направленность создания равных условий для обеспечения конкуренции между участниками закупок, а также через принцип добросовестной ценовой и неценовой конкуренции между участниками закупок в целях выявления лучших условий поставок товаров, выполнения работ, оказания услуг. Частью 2 ст. 8 Закона о контрактной системе нормативно установлен запрет на совершение заказчиками, специализированными организациями, их должностными лицами, комиссиями по осуществлению закупок, членами таких комиссий, участниками закупок любых действий, которые противоречат требованиям указанного закона, в том числе приводят к ограничению конкуренции, в частности к необоснованному ограничению числа участников закупок.
Гарантией реализации рассматриваемого принципа является приоритет конкурентных способов определения поставщиков (подрядчиков, исполнителей) перед закупкой у единственного поставщика (подрядчика, исполнителя) (ст. 24 Закона о контрактной системе), а также невозможность ограничения участия в определении поставщиков (подрядчиков, исполнителей) иначе как случаями, предусмотренными Законом о контрактной системе (ч. 1 ст. 27 Закона).
Посредством установления данного принципа обеспечивается достижение целей законодательства о контрактной системе, предусмотренных ч. 1 ст. 1 Закона о контрактной системе, а именно повышение эффективности, результативности осуществления закупок товаров, работ, услуг, обеспечение гласности и прозрачности осуществления таких закупок, предотвращение коррупции и других злоупотреблений в сфере таких закупок.
Анализ норм Закона о контрактной системе, направленных на реализацию принципа обеспечения конкуренции, позволяет констатировать его существенную коллизию с провозглашенной в ГК РФ свободой договора на стадии формирования договорного обязательства, а именно в части ограничения:
1) правомочия выбора способа заключения контракта (ст. ст. 24, 48, 59, 72, 83 Закона о контрактной системе);
2) правомочия выбора контрагента, в том числе посредством невозможности установления дополнительных требований к участнику закупки (ст. 31 Закона о контрактной системе);
3) правомочия формирования договорных условий (п. 1 ч. 1 ст. 33, ч. 11 ст. 34 Закона о контрактной системе);
4) правомочия выбора способа и размера обеспечения исполнения контракта (ч. 14 ст. 44, ч. ч. 3, 6 ст. 96 Закона о контрактной системе) <2>.
--------------------------------
<2> См. подробнее: Гапанович А.В. Пределы реализации и ограничения принципа свободы договора в законодательстве о контрактной системе в сфере закупок // Юрист. 2015. N 4. С. 27 - 31.

В данном случае представляется наличие внутриотраслевой коллизии: конфликта отраслевого принципа и принципа отдельного института отрасли. С другой стороны, подобную коллизию можно рассматривать как коллизию норм права, установленных в различных законодательных актах.
Правовую позицию относительно коллизии норм права высказал Конституционный Суд Российской Федерации в Определении от 5 октября 2000 г. N 199-О следующим образом: в соответствии с общими принципами права в случае коллизии норм, регулирующих одни и те же общественные отношения, применению подлежат нормы закона, принятого по времени позднее, при условии, что в нем не установлено иное, при этом приоритетом над общими нормами обладают специальные нормы (абз. 3 п. 2 Определения). Таким образом, признается приоритет специальной нормы перед общими нормами.
Общей нормой в рассматриваемой ситуации является норма, содержащаяся в ГК РФ - кодифицированном акте, который нормативно устанавливает базовые основы всей отрасли законодательства. Однако, для того чтобы прийти к выводу о необходимости применения указанного выше универсального принципа, определяющего критерии правового выбора приоритетных норм, необходимо определить, насколько нормы законодательства о контрактной системе являются специальными (приоритетными) по отношению к нормам ГК РФ.
В данной связи следует обратиться к ст. 3 ГК РФ, устанавливающей категорию "гражданское законодательство". Так, в понятие "гражданское законодательство" указанной статьей включены лишь ГК РФ и принятые в соответствии с ним иные федеральные законы, регулирующие отношения, входящие в предмет гражданско-правового регулирования. Исходя из смысла ст. 3 ГК РФ, специальным по отношению к данному Кодексу можно признать закон, принятие которого прямо предусмотрено ГК РФ. Абзац 2 ч. 2 ст. 3 ГК РФ императивно закрепляет, что нормы гражданского права, содержащиеся в других законах, должны соответствовать ГК РФ. Таким образом, выражается явное верховенство ГК РФ над иными федеральными законами, которые прямо ГК РФ не предусмотрены, но регулируют определенные институты гражданского права.
Указанные императивные нормы ГК РФ имеют целью построение системы источников гражданского права по принципу иерархической подчиненности акта, обладающего меньшей юридической силой, акту, обладающему большей юридической силой, и создание строгой, целостной системы гражданского законодательства.
По смыслу п. 3 ч. 1 ст. 1 Закона о контрактной системе он регулирует комплекс отношений, направленных на обеспечение государственных и муниципальных нужд посредством определения поставщиков (подрядчиков, исполнителей) и заключения гражданско-правовых договоров (далее - контракты). Таким образом, в предмет правового регулирования Закона о контрактной системе входят договорные и обязательственные отношения.
Часть 1 ст. 2 Закона о контрактной системе устанавливает, что законодательство Российской Федерации о контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд основывается на положениях Конституции Российской Федерации, Гражданского кодекса Российской Федерации, Бюджетного кодекса Российской Федерации и состоит из Закона о контрактной системе и других федеральных законов, регулирующих отношения, указанные в ч. 1 ст. 1 Закона о контрактной системе.
ГК РФ предусматривает особенности правового регулирования поставки товаров для государственных и муниципальных нужд в § 4 главы 30 ГК РФ и подрядных работ для государственных или муниципальных нужд в § 5 главы 37 ГК РФ. При этом основания и порядок заключения государственных контрактов установлены ст. ст. 527 и 528 ГК РФ.
Так, в соответствии с п. 1 ст. 527 ГК РФ государственный или муниципальный контракт заключается на основе заказа на поставку товаров для государственных или муниципальных нужд, размещаемого в порядке, предусмотренном законодательством о размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных или муниципальных нужд. Порядок заключения контрактов на поставку товаров прямо установлен ст. 528 ГК РФ. Буквальное толкование данных норм позволяет утверждать, что данный специальный закон призван регулировать лишь организационные мероприятия, проводимые заказчиком по выбору контрагента по контракту, т.е. процедуру, предшествующую его заключению. При этом ГК РФ не предусматривает ограничение данным законом каких-либо фундаментальных основ гражданско-правового регулирования.
В отношении подрядных работ для государственных (муниципальных) нужд предусмотрен аналогичный порядок заключения контрактов (ст. 765 ГК РФ).
Относительно договора возмездного оказания услуг ГК РФ не содержит каких-либо отсылок к специальному законодательству, регулирующему порядок заключения данных договоров для государственных (муниципальных) нужд.
Таким образом, Закон о контрактной системе может быть признан специальным по отношению к ГК РФ только в части, установленной ст. 527 ГК РФ. В связи с этим он должен в полной мере соответствовать нормам ГК РФ и не вступать с ним в противоречия. Иными словами, с учетом вышеуказанных норм признание законодательства о контрактной системе специальным по отношению к ГК РФ с установлением принципов, противоречащих основным началам гражданского законодательства, является неверным.
ГК РФ, нормативно закрепляющий основные начала регулирования отрасли, обладает большей юридической силой, ввиду чего возглавляет систему взаимосвязанных нормативных актов, образующих отрасль гражданского права. Наличие данного систематизированного источника права способствует созданию более устойчивых, стабильных норм права, рассчитанных на длительный период их действия <3>. Детальное регулирование отдельных отношений призваны обеспечить законодательные и иные нормативные правовые акты в пределах, установленных ст. 3 ГК РФ.
--------------------------------
<3> Проблемы общей теории права и государства: Учебник для вузов / Под общ. ред. академика РАН, д-ра юрид. наук, проф. В.С. Нерсесянца. М.: НОРМА, 2002. С. 360.

В данной связи невозможно не согласиться с позицией правовой доктрины, предлагающей разрешать коллизии кодифицированных и некодифицированных (текущих) актов одной отрасли законодательства по принципу приоритета кодекса <4>.
--------------------------------
<4> См.: Тихомиров Ю.А. Кодекс среди законов // Право и экономика. 2002. N 2. С. 3 - 6; Занина М.А. Проблемы разрешения коллизий норм права юридической силы в современном российском праве // Законодательство и экономика. 2010. N 4; СПС "Гарант".

Специальные нормы предусматривают либо дополнительные аспекты гражданско-правового регулирования, либо определенные исключения из общего правила для конкретных случаев. Подобным примером могут служить особые условия поставки товаров для государственных и муниципальных нужд, к которым применяются специальные правила, предусмотренные § 4 гл. 30 ГК РФ, а также подрядные работы для государственных и муниципальных нужд, специфика которых установлена § 5 гл. 37 ГК РФ.
Между тем бесспорным является то обстоятельство, что Закон о контрактной системе призван регулировать определенный массив имущественных отношений, устанавливающий порядок участия в гражданском обороте государственно-властных субъектов, а также организаций и учреждений, финансируемых за счет средств бюджетов разного уровня. Вместе с тем они выступают как равноправные субъекты гражданских правоотношений (ч. 1 ст. 124 ГК РФ). Их участие в гражданском обороте обусловлено необходимостью удовлетворения их собственных интересов в определенных товарах, работах, услугах и исключает какого-либо рода подчиненность, присущую властному характеру их статуса. Хотя, безусловно, нельзя отрицать то обстоятельство, что данные субъекты обладают определенной спецификой, в большей степени связанной с порядком закрепления за ними имущества, особым порядком финансирования их деятельности.
В силу указанных особенностей участия государственных и муниципальных структур в гражданском обороте, безусловно, требуется надлежащее правовое регулирование складывающихся по этому поводу правоотношений. Однако это не должно нарушать единообразное правовое регулирование гражданских правоотношений, основные начала гражданского законодательства, которые закреплены в ГК РФ.
В связи с этим, по мнению автора, подобный подход должен быть применим к Закону о контрактной системе в части запрещения установления норм-принципов, противоречащих ГК РФ.

Литература

1. Занина М.А. Проблемы разрешения коллизий норм права юридической силы в современном российском праве // Законодательство и экономика. 2010. N 4; СПС "Гарант".
2. Проблемы общей теории права и государства: Учебник для вузов / Под общ. ред. академика РАН, д-ра юрид. наук, проф. В.С. Нерсесянца. М.: НОРМА, 2002.
3. Тихомиров Ю.А. Кодекс среди законов // Право и экономика. 2002. N 2. С. 3 - 6.

Если вы не нашли на данной странице нужной вам информации, попробуйте воспользоваться поиском по сайту:



Вернуться на предыдущую страницу

Последние новости

1 декабря 2016 г.
Проект Федерального закона № 42849-7

Законопроектом "О внесении изменений в статью 3.3 Федерального закона "Об основах туристской деятельности в Российской Федерации" и Федеральный закон "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации" и о признании утратившими силу отдельных положений законодательных актов Российской Федерации" предлагаются изменения, которые позволят расширить возможности органов местного самоуправления в решении вопросов местного значения, поскольку развитие туристской индустрии может являться источником устойчивого развития экономической базы муниципальных образований.




15 ноября 2016 г.
Проект федерального закона "О внесении изменений в Гражданский кодекс Российской Федерации в части совершенствования правового регулирования рентных отношений"

Законопроект разработан во исполнение подпункта "ж" пункта 1 перечня поручений Президента  Российской Федерации В.В. Путина от 9 сентября 2014 г. № Пр-2159 относительно совершенствования правового регулирования рентных отношений и разработки механизмов государственного контроля в этой сфере в целях защиты прав граждан пожилого возраста.




3 ноября 2016 г.
Проект Федерального закона № 18549-7 "О внесении изменений в статью 19 Федерального закона "О рекламе" и КоАП РФ"

Законопроектом предлагается изменить положения Федерального закона "О рекламе", содержащие требования к порядку распространения наружной рекламы, заключения договоров на установку и эксплуатацию рекламных конструкций в целях поддержки субъектов малого и среднего предпринимательства в сфере наружной рекламы.




21 октября 2016 г.
Проект Федерального закона № 11300-7 "О внесении изменений в Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях в части усиления ответственности в сфере правил продажи алкогольной и спиртосодержащей продукции"

Законопроектом предлагается принять дополнительные меры ответственности и ужесточить санкции за нарушение правил продажи алкоголя и торговлю контрафактом. Для этого в качестве отдельного состава выделяется продажа алкоголя с 23 часов до 8 часов по местному времени. 




11 октября 2016 г.
Проект федерального закона № 3171-7 "О внесении изменений в Федеральный закон "Об исполнительном производстве"

Законопроект подготовлен в целях оптимизации деятельности по снятию ограничения права на выезд за пределы Российской Федерации. Им предусматривается закрепление организационно-правового механизма, позволяющего ускорить процедуру принятия решения о снятии временного ограничения на выезд должника из Российской Федерации.



В центре внимания:


УСН'2017: Добро пожаловать, или Посторонним вход воспрещен (Дымова Л.)

Дата размещения статьи: 04.12.2016

подробнее>>

Оспаривание НПА: без юристов никак? (Баразненок Н.)

Дата размещения статьи: 04.12.2016

подробнее>>

Налоговые споры: три ответа от ВС (Рогозина О.)

Дата размещения статьи: 04.12.2016

подробнее>>

PR Шредингера (Запольский А.)

Дата размещения статьи: 04.12.2016

подробнее>>

Ящик Пандоры (Бжезинский Д.)

Дата размещения статьи: 04.12.2016

подробнее>>
Предпринимательство и право, информационно-аналитический портал © 2011 - 2016
При любом использовании материалов сайта - активная ссылка на сайт lexandbusiness.ru обязательна.

Навигация

Статьи

Сопровождение сайта