Главная Новости Общие вопросы Формы деятельности Договоры Виды деятельности Вопрос-ответ Контакты

Быстрая навигация: Каталог статей > Иные вопросы > Дискуссионные аспекты установления денежных обязанностей по сборам (Омелехина Н.В.)

Дискуссионные аспекты установления денежных обязанностей по сборам (Омелехина Н.В.)

Дата размещения статьи: 18.11.2016

Статья 57 Конституции РФ определяет, что наряду с налогами каждый обязан платить законно установленные сборы. Буквальное толкование ее содержания позволяет говорить как минимум о двух видах денежных обязываний, устанавливаемых Российским государством в отношении своих подданных, что подтверждается анализом действующего законодательства. Для целей настоящей работы обратимся к исследованию одной из таких форм денежных обязываний - к сборам.

Отправным моментом является определение сбора как формы денежных обязанностей. По этому поводу А.В. Реут пишет, что основное различие систем налогов и сборов в конституционно- и налогово-правовом значениях состоит в объеме фискальных платежей, включаемых в соответствующее понятие. Такой подход обусловливает постановку ряда теоретических проблем, связанных с дифференциацией и систематизацией налогов и сборов, и касается прежде всего понятия "сбор" [1]. Соответствующая задача, по мнению профессора И.И. Кучерова, не является простой, поскольку употребление слова "сбор" в наименованиях тех или иных налоговых платежей в данном случае не всегда указывает на то, что мы фактически имеем дело с налоговым сбором. Во всяком случае отечественная практика налогообложения имеет примеры, когда отдельные налоги именовались сборами, к числу таковых, в частности, ученым отнесены имевшие до недавнего времени место обязательные взимания, в том числе сбор на содержание милиции, сбор на благоустройство территорий, сбор на нужды образования и др. [2. С. 70 - 71].

По мнению Д.А. Шубина, какие-либо правовые признаки сбора, позволяющие его идентифицировать, кроме обязательности уплаты и понимания того, для чего сбор уплачивается плательщиком, законодательно не определены. Такая неопределенность приводит к тому, что, во-первых, весьма трудно четко определить правовые признаки сборов, порядок их установления и взимания, а во-вторых, невозможно провести четкое разграничение (отличие) сборов от налогов и гражданско-правовых платежей [3. С. 57].

Основные отличия сбора от налога сформулированы А.В. Деминым в одной из его работ [4]. Из того, что, по нашему мнению, заслуживает почти дословного воспроизведения, следует, что, во-первых, налоги индивидуально безвозмездны и не предполагают персонально-обменных отношений с государством. Какое-либо встречное удовлетворение для налогоплательщика здесь не предусматривается. В свою очередь, сборы уплачиваются в связи с оказанием их плательщику государством некоторых публично-правовых услуг, в которых плательщик индивидуально заинтересован. Во-вторых, целью налогообложения является покрытие совокупных расходов публичной власти. В определении же сбора соответствующее указание отсутствует, поскольку целевое назначение сбора несколько иное - компенсировать издержки государства на оказание плательщику индивидуально-конкретных услуг публично-правового характера. В-третьих, налог предполагает определенную регулярность, систематичность уплаты. Именно поэтому важнейшим элементом налога является налоговый период - промежуток времени, по окончании которого определяется налоговая база и исчисляется сумма налога, подлежащая уплате. Сборы носят разовый характер, уплачиваются в строго определенных ситуациях. В-четвертых, неуплата налога влечет принудительное изъятие недоимки и пени, а также привлечение налогоплательщика или иных субъектов к ответственности, предусмотренной законодательством о налогах и сборах. При неуплате сбора государство просто отказывает плательщику в предоставлении публично-правовых услуг, без применения какого-либо рода санкций. Наконец, что особенно важно, требование определенности применительно к налогам и сборам существенно различается. Так, налог считается установленным лишь тогда, когда исчерпывающе определены налогоплательщики и все прямо перечисленные в ст. 17 НК РФ элементы налогообложения, включая объект налогообложения, налоговую базу, налоговый период, налоговую ставку, порядок исчисления налога, порядок и сроки его уплаты, а в необходимых случаях - налоговые льготы. При установлении сборов, согласно п. 3 ст. 17 НК РФ, их плательщики и элементы обложения определяются применительно к конкретным сборам. Следовательно, не все элементы, необходимые для исчисления и уплаты налога, могут оказаться востребованными при установлении конкретного сбора.

В отношении первого тезиса следует заметить, что в отличие от налога, как ничем кроме закона не обусловленного обязательного платежа, сбор предполагает его плательщику против платежа встречное предоставление в виде тех или иных юридически значимых действий. Эти действия совершаются для и в интересах плательщика. Соответственно, если налог является безвозмездным обязательным платежом, то сбор, напротив, возмезден. Более того, плательщик сбора имеет дополнительную мотивацию к платежу, поскольку сам заинтересован в совершении в его пользу тех или иных юридически значимых действий, которые обусловливают такой платеж. По этой же причине неактуальны механизмы налогово-правового принуждения в отношении плательщиков сборов, ведь для плательщика уклонение от уплаты сбора будет сопровождаться отказом в совершении в его пользу соответствующих юридически значимых действий. Исключение составляют ситуации со сборами, которые с точки зрения их юридических конструкций фактически являются налогами.

Тезис о том, что сборы не имеют своей целью покрытие совокупных расходов публичной власти, нельзя принять безоговорочно. Ведь так или иначе все сборы, и налоговые, и неналоговые, служат источником доходов бюджета или иных публичных фондов денежных средств. Компенсационный характер сбора, наверное, следует признать, но и фискальная составляющая у этого обязательного платежа все же присутствует.

Суждение относительно того, что налог предполагает определенную регулярность и систематичность уплаты, можно принять на веру, поскольку формирование объектов налогообложения в процессе экономической или хозяйственной деятельности налогоплательщика имеет определенную цикличность во времени. Что касается сбора, то, опережая изложение, смеем обратить внимание на отсутствие со стороны плательщика каких-либо действий.

Теперь следует отдельно остановиться на юридической конструкции сборов. Очевидно, принимая во внимание легальное определение объекта налогообложения, отдельные авторы приходят к выводу об отсутствии у всех иных (отличных от налогов) фискальных взиманий соответствующих элементов. Так, Е.Л. Васянина отмечает, что в отличие от налога, при установлении отдельных видов фискальных взиманий конструкция элементов налогообложения может вообще отсутствовать. Например, согласно действующему законодательству обязанность по уплате страховых взносов самозанятыми гражданами связана с фактом их регистрации в качестве индивидуальных предпринимателей (адвокатов, нотариусов). Эти лица уплачивают страховые взносы в государственные внебюджетные фонды в фиксированном размере с учетом стоимости страхового года [5]. Можно вполне согласиться с выводом о том, что сборы взимаются вне механизма налогообложения, однако наличие у них собственной юридической конструкции, отличной от той, которая есть у налогов, вряд ли можно ставить под сомнение. Другое дело, что состав элементов этой конструкции отличается от той, которая есть у налогов.

На наличие соответствующих особенностей юридической конструкции сбора обращают внимание другие авторы. К примеру, О.О. Журавлева признает наличие объекта у сбора, но отмечает, что объект налога отличается от объекта сбора наличием встречного предоставления и соотношением во времени с моментом исполнения обязанности уплаты [6. С. 49]. Как указывает А.Я. Курбатов, выделение в налоговом законодательстве понятия "сбор" обусловлено существованием обязательных платежей, безвозвратно уплачиваемых в пользу государства с целью финансирования расходов публичной власти, но в отличие от налогов, являющихся индивидуально возмездными, т.е. связанными с совершением в пользу плательщика действий публично-правового характера, и, соответственно, не предполагающих их обязательное принудительное взыскание в случае неуплаты в добровольном порядке [7]. Из этого вытекает необходимость четкого определения в юридической конструкции сбора уже не объекта налогообложения, а того предоставления плательщику (совершаемых в его пользу юридически значимых действий), которое обусловливает уплату того или иного сбора.

С точки зрения юридической конструкции сборы действительно имеют одну характерную особенность, отличающую их от налогов. В частности, полагаем, что у сборов отсутствует такой элемент, как объект налогообложения, который является обязательным для формирования денежных обязанностей по налогам. Это наше утверждение в первую очередь основывается на том, что согласно п. 2 ст. 8 НК РФ под сбором понимается обязательный взнос, взимаемый с организаций и физических лиц, уплата которого является одним из условий совершения в отношении плательщиков сборов государственными органами, органами местного самоуправления, иными уполномоченными органами и должностными лицами юридически значимых действий, включая предоставление определенных прав или выдачу разрешений (лицензий). Если обязанность по уплате налога связывается с теми или иными позитивными действиями самого налогоплательщика, то обязанность по уплате сбора является условием совершения юридически значимых действий в пользу плательщика сбора другими лицами. В этой связи правильнее вести речь не об объекте налогообложения, который в случае со сбором отсутствует, а о встречном предоставлении плательщику. Такое предоставление в виде юридически значимых действий, влекущих предоставление плательщику определенных прав или выдачу разрешений (лицензий), и служит юридическим основанием для возникновения обязанности по уплате сбора и может быть категорировано как объект обложения сбором <1>.

--------------------------------

<1> The validity of those findings is further corroborated by the fact that the legal definition of the object of taxation, given in Art. 38 of the Tax Code, connects with him the appearance of a taxpayer obligation to pay the tax, but not the collection. 

Более того, анализ действующего законодательства о налогах и сборах указывает на существование таких налоговых сборов, которые имеют в своей юридической конструкции объекты обложения.

Так, согласно п. 1 ст. 333.1 НК РФ сбор за пользование объектами животного мира, за исключением объектов животного мира, относящихся к объектам водных биологических ресурсов, уплачивается организациями и физическими лицами, в том числе индивидуальными предпринимателями, получающими в установленном порядке разрешение на добычу объектов животного мира на территории Российской Федерации.

Сбор за пользование объектами водных биологических ресурсов, согласно п. 2 ст. 333.1 НК РФ, уплачивается его плательщиками, получающими в установленном порядке разрешение на добычу (вылов) водных биологических ресурсов во внутренних водах, в территориальном море, на континентальном шельфе Российской Федерации и в исключительной экономической зоне Российской Федерации, а также в Азовском, Каспийском, Баренцевом морях и в районе архипелага Шпицберген.

В обоих случаях усматривается типичная юридическая конструкция сбора, которая предполагает осуществление платежа за совершение юридически значимых действий в пользу плательщика, в данном случае соответственно за выдачу разрешения на добычу объектов животного мира; разрешения на добычу (вылов) водных биологических ресурсов.

Однако в ст. 333.2 НК РФ определено, что объектами обложения этими сборами признаются соответственно объекты животного мира, изъятие которых из среды их обитания осуществляется на основании разрешения на добычу объектов животного мира, выдаваемого в соответствии с законодательством Российской Федерации; объекты водных биологических ресурсов, изъятие которых из среды их обитания осуществляется на основании разрешения на добычу (вылов) водных биологических ресурсов, выдаваемого в соответствии с законодательством Российской Федерации, в том числе объекты водных биологических ресурсов, подлежащие изъятию из среды их обитания в качестве разрешенного прилова. Полагаем, что в данном случае речь не должна вестись об объектах обложения, поскольку упомянутые объекты животного мира и объекты водных биологических ресурсов являют собой лишь определенные предметы (в данном случае, согласно ст. 137 ГК РФ, это животные), добыча которых осуществляется исключительно на основании соответствующих разрешений уполномоченных органов государственной власти.

Тем не менее термин "объект обложения" вполне может использоваться в механизме налогово-правового регулирования применительно к сборам, но в связи с тем, что являет собой встречное предоставление, т.е. конкретное юридически значимое действие, совершаемое в пользу плательщика. В нашей трактовке получается, что в отличие от объекта налогообложения, который видится нам как юридические значимое действие самого налогоплательщика, объект обложения сбором также представляет собой юридически значимое действие, но совершаемое уже уполномоченным органом государственной власти в интересах плательщика сбора. В рассматриваемых случаях последнему выдается официальное разрешение на добычу животного того или иного вида.

Отдельно следует остановиться на объекте обложения государственной пошлиной как разновидности налогового сбора. Основными признаками этого сбора, как и других налоговых сборов, являются обязательность, возмездный характер (уплата государственной пошлины - одно из условий совершения юридически значимых действий), а также принадлежность к налоговым источникам бюджета [8].

В п. 1 ст. 333.16 НК РФ приводится легальное определение государственной пошлины, которое, как представляется, фактически содержит не вполне корректное формулирование объекта обложения этого налогового сбора. В частности, государственная пошлина определяется как сбор, взимаемый с лиц при их обращении в государственные органы, органы местного самоуправления, иные органы и/или к должностным лицам, которые уполномочены в соответствии с законодательными актами Российской Федерации, законодательными актами субъектов Российской Федерации и нормативными правовыми актами органов местного самоуправления, за совершение в отношении этих лиц юридически значимых действий. Таким образом, объект обложения, который на самом деле в тексте налогово-правовых норм о государственной пошлине не упоминается, подразумевается как некое инициативное обращение плательщика в уполномоченный орган государственной власти или орган местного самоуправления за совершением в отношении его тех или иных юридически значимых действий. Полагаем, что законодатель при конструировании этой нормы поставил все с ног на голову, поскольку юридически значимые действия, как и у других сборов, совершаются в пользу плательщика. Соответственно, государственная пошлина могла бы быть определена как сбор, имеющий объектом обложения определенные юридически значимые действия, совершаемые уполномоченными органами государственной власти или органами местного самоуправления в интересах плательщиков. То, что инициатива обращения принадлежит в данном случае плательщикам, на наш взгляд, определяющего значения не имеет, поскольку плательщики сборов во всех случаях ввиду своей заинтересованности в совершении в их пользу тех или иных юридически значимых действий проявляют такую инициативу. В связи с этим уместно привести суждение профессора М.В. Карасевой относительно того, что сбор как имущественный платеж является механизмом, фактически препятствующим реализации конституционных и иных прав личности. Ведь желая реализовать свое право на судебную защиту, на занятие предпринимательской деятельностью, быть изобретателем, она вынуждена обратиться к государству для получения этого права, доступа к праву, но при этом обязана уплатить сбор [9. С. 49]. Однако сбор, как представляется, уплачивается не за само обращение, а за совершение тех или иных юридически значимых действий.

С учетом всего этого юридические конструкции рассмотренных сборов, в том числе государственной пошлины как разновидности налогового сбора, требуют коррекции в виде внесения уточнений и дополнений в соответствующие налогово-правовые нормы в части определения их объектов обложения.

Также обращают на себя внимание юридические конструкции фискальных сборов, которые по нормативно-правовому критерию не могут быть причислены к налоговым платежам. Проблемы упорядочения публично-правовых платежей неналогового характера, их систематизации или "перевода" в разряд налоговых платежей до сих пор, как отмечает профессор А.А. Ялбулганов, сохраняют свою актуальность. Необходима ясность со стороны государства в отношении платежей, не урегулированных законодательством о налогах и сборах [10]. Состав сборов, установленных за рамками законодательства о налогах и сборах актами иной отраслевой принадлежности, с точки зрения их юридических конструкций характеризуется исключительным многообразием. С налогами и налоговыми сборами их объединяет то, что они также являются доходными источниками бюджета и представляют собой правовые формы возложения соответствующих денежных обязанностей. Однако, в силу того что они предусмотрены не законодательством о налогах и сборах, а актами иной отраслевой принадлежности, их следует относить к неналоговым обязательным платежам, которые в теории принято именовать фискальными сборами. По этому поводу специалисты отмечают, что усиление социальной функции современного государства и, как следствие, увеличение расходов, требующих финансирования, являются основной причиной расширения налогообложения. Поиск дополнительных источников доходов бюджета повлек возникновение самых различных, в том числе неналоговых, форм аккумуляции денежных средств. Постепенно налоги заняли основное место в составе государственных доходов по сравнению с доменами и регалиями, однако в ряду фискальных взиманий вместе с собственно налогами появляются и иные обязательные неналоговые платежи - сборы, платы и пошлины, правовое регулирование которых в своей совокупности формирует в финансовом праве институт фискального сбора [11. С. 7].

Объединяет налоги и фискальные сборы, по мнению отдельных авторов, то, что и те и другие служат удовлетворению потребностей власти в финансовых ресурсах, позволяют реализовать ее фискальный суверенитет, имеют публично-правовой характер, являются обязательными, имеют денежный характер и т.д. Основными же отличительными чертами фискальных взиманий выступает то, что в отличие от налогов, которые взимаются в целях финансового обеспечения власти в целом, неналоговые платежи служат делу финансового обеспечения выполнения властью ее определенных функций. Кроме того, отличие заключается в том, что налоги и сборы различаются формой принуждения: применительно к налогам такое принуждение является прямым, а применительно к сборам - непрямым. Фискальные платежи отличает и то, что по налогу принимается во внимание платежеспособность субъекта налогообложения, а по сбору - объект, по поводу которого требуется внесение платежа. Наконец, имеет место различие в принципах соразмерности налогов и сборов. Для сопоставимых налогоплательщиков должен быть сопоставим и размер налога, а сопоставимых правовых ситуаций - одинаковый размер сбора [12].

Тем не менее, несмотря на имеющиеся различия в юридических конструкциях налоговых платежей и фискальных сборов, подход в определении объектов их обложения должен быть единым. Задача осложняется тем, что одни и те же обязательные платежи трансформируются из налогов в сборы или, напротив, из сборов в налоги. По мнению В.В. Волкова, сходство юридических конструкций налоговых и фискальных сборов создает объективные правовые предпосылки и возможности для трансформации последних в налоговые платежи, а также для обратной их трансформации. Подобную трансформацию, например, в свое время претерпели таможенная пошлина и сборы, которые перешли из разряда налогов и налоговых сборов в разряд фискальных сборов. Подтверждением этого теоретического вывода также является прямая и обратная трансформация единого социального налога и страховых взносов в государственные внебюджетные фонды, которые были реализованы в Российской Федерации за относительно непродолжительный период времени [11. С. 8].

В связи с этим действительно показательным примером служат страховые взносы, уплачиваемые в государственные внебюджетные фонды. Однако, перейдя в рамках такой трансформации из разряда налога (единый социальный налог) в разряд фискальных сборов (страховые взносы в государственные внебюджетные фонды), обязательные платежи этого вида тем не менее получили не совсем корректную юридическую конструкцию в части объектов обложения. Так, в ч. 1 ст. 7 Федерального закона от 24 июля 2009 г. N 212-ФЗ "О страховых взносах в Пенсионный фонд Российской Федерации, Фонд социального страхования Российской Федерации, Федеральный фонд обязательного медицинского страхования" <2> определено, что объектом обложения страховыми взносами для плательщиков страховых взносов прежде всего признаются выплаты и иные вознаграждения, начисляемые плательщиками страховых взносов в пользу физических лиц в рамках трудовых отношений и гражданско-правовых договоров, предметом которых является выполнение работ, оказание услуг, по договорам авторского заказа, в пользу авторов произведений по договорам об отчуждении исключительного права на произведения науки, литературы, искусства, издательским лицензионным договорам, лицензионным договорам о предоставлении права использования произведения науки, литературы, искусства, в том числе вознаграждения, начисляемые организациями по управлению правами на коллективной основе в пользу авторов произведений по договорам, заключенным с пользователями.

--------------------------------

<2> Meeting of the legislation of the Russian Federation. 2009. N 30. Art. 3738. 

Анализ приведенной выше налогово-правовой нормы позволяет сделать вывод, что при определении объекта обложения данными фискальными сборами предпринята не вполне удачная попытка использования формулировки, предназначенной для объекта налогообложения. Это вывод основывается на том, что перечисленные выплаты и вознаграждения фактически представляют доход плательщика, полученный им в рамках выполнения обязательств по гражданско-правовым и трудовым договорам. Иными словами, объект обложения страховых взносов связывается с результатом деятельности их плательщиков, что с точки зрения наших теоретических построений неверно.

Из этого вытекает необходимость коррекции юридической конструкции страховых взносов, которая, по нашему мнению, имеет два возможных варианта.

Первый вариант заключается в сохранении в неизменном виде формулировки объекта, однако уже не обложения, а налогообложения, которое должно сопроводить процесс обратной трансформации страховых взносов в единый налог или налоги. Представляется, что этот подход вряд ли может быть принят к реализации в ближайшей перспективе, поскольку обратная трансформация единого социального налога произведена сравнительно недавно.

Второй вариант предполагает сохранение страховых взносов в качестве фискальных сборов с изменением определения объекта этих сборов. В этом случае объект должен увязываться с юридически значимыми действиями государственных внебюджетных фондов, которые совершаются в интересах плательщиков. Данный вариант также имеет проблемы с реализацией, поскольку страховые взносы хотя и являются индивидуально возмездными, прямой увязки платежей со встречным предоставлением в пользу плательщика не предусматривают. Тем не менее указание на осуществление государственными внебюджетными фондами выплат и оказание услуг плательщикам в рамках государственного пенсионного, социального и медицинского обеспечения с точки зрения юридической техники вполне возможно.

Подводя итог проведенному исследованию, можно констатировать, что сборы являются разновидностью денежных обязанностей, устанавливаемых государством, публично-правовыми образованиями в рамках реализации своего фискального суверенитета для целей материального обеспечения их задач и функций, рассматриваются как вид доходов публично-правовых образований. Однако сборы как вид денежных обязательств нетождественны налогам. Сущностное различие между налогами и сборами состоит в целях установления. Цель установления налогов видится исключительно в материальном обеспечении задач и функций публично-правовых образований, направленных на удовлетворение публичных интересов. Цель установления сборов также обусловлена необходимостью материального обеспечения задач и функций публично-правовых образований, но, в отличие от обеспечительной цели налогов, такая обеспечительная цель сборов обусловлена интересами и потребностями самого плательщика. В данном случае у плательщика сбора существует потребность получить какую-либо услугу от публично-правового образования, и в связи с этим плательщик участвует в финансировании расходов публично-правовых образований путем формирования публичных фондов денежных средств, которые в свою очередь расходуются в том числе и на финансирование деятельности по оказанию услуг.

Анализ доктринальных исследований, эмпирической базы и фактических отношений позволил сделать вывод о выделении (подобно налогам) юридической конструкции сборов. Однако состав структурных элементов сборов не тождественен составу структурных элементов налогов. В числе элементов юридической конструкции сборов предлагается выделять объект сбора, ставку сбора, порядок и сроки уплаты сбора, а в отдельных случаях порядок расчета сбора.

Кроме того, количественный состав самих сборов не однороден. В их числе выделяются сборы, установленные законодательством о налогах и сборах (например, сборы за пользование объектами животного мира и объектами водных биологических ресурсов, государственная пошлина), и сборы, установленные актами иной отраслевой принадлежности (например, лицензионные сборы, патентные пошлины, консульские сборы и проч.). Обе группы сборов являются доходными источниками бюджетов публично-правовых образований, формируют публичные фонды денежных средств, представляют собой правовые формы возложения денежных обязанностей, проявляют тождество по составу элементов их юридических конструкций. Однако отличие между этими группами сборов усматривается в правовом основании их установления. Первые устанавливаются актами законодательства о налогах и сборах, что позволяет именовать их налоговыми сборами, а вторые - актами иной отраслевой принадлежности, что позволяет именовать их неналоговыми сборами или фискальными сборами.

Список литературы

1. Реут А.В. Понятие и элементы системы налогов и сборов // Финансовое право. 2012. N 1. С. 26 - 29.
2. Налоговое право. Общая часть: Учебник и практикум для академического бакалавриата / Под ред. И.И. Кучерова. М.: Юрайт, 2014. 309 с.
3. Шубин Д.А. Правовые признаки сборов // Фискальные сборы: правовые признаки и порядок регулирования / Под ред. С.Г. Пепеляева. М., 2003. 168 с.
4. Демин А.В. Сбор как разновидность налоговых доходов: проблемы правовой идентификации // Финансовое право. 2003. N 1. С. 27 - 35.
5. Васянина Е.Л. Некоторые проблемы применения конструкции элементов налогообложения (элементов обложения по сборам) // Налоги. 2013. N 3. С. 10 - 14.
6. Журавлева О.О. Объект налога (сбора) как категория налогового права: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М.: РПА Минюста России, 2003.
7. Курбатов А.Я. О системе обязательных платежей и критериях их разграничения // Фискальные сборы: правовые признаки и порядок регулирования / Под ред. С.Г. Пепеляева. М., 2003. С. 67 - 70.
8. Еременко В.И. О введении новых патентных и иных пошлин в Российской Федерации // Законодательство и экономика. 2009. N 6. С. 24 - 32.
9. Карасева М.В. Сущность фискальных сборов и правовые требования к их установлению // Фискальные сборы: правовые признаки и порядок регулирования / Под ред. С.Г. Пепеляева. М., 2003. С. 48 - 50.
10. Ялбулганов А.А. К вопросу о преобразовании системы налогов и сборов РФ // Финансовое право. 2011. N 7. С. 29 - 36.
11. Волков В.В. Фискальный сбор как источник неналоговых доходов бюджета: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М.: ГНИИ системного анализа Счетной палаты России, 2009.
12. Пацурскивский П.С., Гаврилюк Р.О. Особенное и общее в правовой природе налогов и неналоговых фискальных сборов // Фискальные сборы: правовые признаки и порядок регулирования / Под ред. С.Г. Пепеляева. М., 2003. С. 42 - 47.

References

1. Reut A.V. The concept and elements of the tax system // Financial Law. 2012. N 1. P. 26 - 29.
2. Kucherov I.I. (Ed.) Tax Law. Overview: Study and practice for academic bachelor. Moscow: Publisher Yurayt, 2014. 309 p.
3. Shubin D.A. Legal indications charges. Fiscal charges: the legal signs and regulating / S.G. Pepelyaeva (Ed.). Moscow, 2003. 168 p.
4. Demin A.V. Collection as a kind of tax revenue: problems of legal identification // Financial Law. 2003. N 1. P. 27 - 35.
5. Vasyanina E.L. Some problems of application of the design elements of taxation (taxation elements on fees). Taxes, 2013. N 3. P. 10 - 14.
6. Zhuravlev O.O. The object of tax (fee) as a category of tax law: Abstract of Sci. Dis. Moscow: RPA Russian Ministry of Justice, 2003.
7. Kurbatov A.Ya. On the system of compulsory payments and the criteria for their differentiation. Fiscal charges: the legal signs and regulating / Pepelyaeva S.G. (Ed.). Moscow, 2003. P. 67 - 70.
8. Eremenko V.I. On the introduction of new patent and other duties in the Russian Federation // The Legislation and economy. 2009. N 6. P. 24 - 32.
9. Karasev M.V. The essence of fiscal charges and legal requirements for their establishment. Fiscal charges: the legal signs and regulating / S.G. Pepelyaeva (Ed.). Moscow, 2003. P. 48 - 50.
10. Yalbulganov A.A. On the question of the transformation of the tax system of the Russian Federation // Financial Law. 2011. N 7. P. 29 - 36.
11. Volkov V.V. Fiscal charges as a source of non-tax revenues: Abstract of Sci. Dis. Moscow, State Research Institute of System Analysis of the Accounts Chamber of Russia, 2009.
12. Patsurskivsky P.S., Gavrilyuk R.O. The special and general legal nature of the tax and non-tax fiscal charges. Fiscal charges: the legal signs and regulating / S.G. Pepelyaeva (Ed.). Moscow: Status Quo 97, 2003. P. 42 - 47.

Если вы не нашли на данной странице нужной вам информации, попробуйте воспользоваться поиском по сайту:



Вернуться на предыдущую страницу

Последние новости

1 декабря 2016 г.
Проект Федерального закона № 42849-7

Законопроектом "О внесении изменений в статью 3.3 Федерального закона "Об основах туристской деятельности в Российской Федерации" и Федеральный закон "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации" и о признании утратившими силу отдельных положений законодательных актов Российской Федерации" предлагаются изменения, которые позволят расширить возможности органов местного самоуправления в решении вопросов местного значения, поскольку развитие туристской индустрии может являться источником устойчивого развития экономической базы муниципальных образований.




15 ноября 2016 г.
Проект федерального закона "О внесении изменений в Гражданский кодекс Российской Федерации в части совершенствования правового регулирования рентных отношений"

Законопроект разработан во исполнение подпункта "ж" пункта 1 перечня поручений Президента  Российской Федерации В.В. Путина от 9 сентября 2014 г. № Пр-2159 относительно совершенствования правового регулирования рентных отношений и разработки механизмов государственного контроля в этой сфере в целях защиты прав граждан пожилого возраста.




3 ноября 2016 г.
Проект Федерального закона № 18549-7 "О внесении изменений в статью 19 Федерального закона "О рекламе" и КоАП РФ"

Законопроектом предлагается изменить положения Федерального закона "О рекламе", содержащие требования к порядку распространения наружной рекламы, заключения договоров на установку и эксплуатацию рекламных конструкций в целях поддержки субъектов малого и среднего предпринимательства в сфере наружной рекламы.




21 октября 2016 г.
Проект Федерального закона № 11300-7 "О внесении изменений в Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях в части усиления ответственности в сфере правил продажи алкогольной и спиртосодержащей продукции"

Законопроектом предлагается принять дополнительные меры ответственности и ужесточить санкции за нарушение правил продажи алкоголя и торговлю контрафактом. Для этого в качестве отдельного состава выделяется продажа алкоголя с 23 часов до 8 часов по местному времени. 




11 октября 2016 г.
Проект федерального закона № 3171-7 "О внесении изменений в Федеральный закон "Об исполнительном производстве"

Законопроект подготовлен в целях оптимизации деятельности по снятию ограничения права на выезд за пределы Российской Федерации. Им предусматривается закрепление организационно-правового механизма, позволяющего ускорить процедуру принятия решения о снятии временного ограничения на выезд должника из Российской Федерации.



В центре внимания:


УСН'2017: Добро пожаловать, или Посторонним вход воспрещен (Дымова Л.)

Дата размещения статьи: 04.12.2016

подробнее>>

Оспаривание НПА: без юристов никак? (Баразненок Н.)

Дата размещения статьи: 04.12.2016

подробнее>>

Налоговые споры: три ответа от ВС (Рогозина О.)

Дата размещения статьи: 04.12.2016

подробнее>>

PR Шредингера (Запольский А.)

Дата размещения статьи: 04.12.2016

подробнее>>

Ящик Пандоры (Бжезинский Д.)

Дата размещения статьи: 04.12.2016

подробнее>>
Предпринимательство и право, информационно-аналитический портал © 2011 - 2016
При любом использовании материалов сайта - активная ссылка на сайт lexandbusiness.ru обязательна.

Навигация

Статьи

Сопровождение сайта