Главная Новости Общие вопросы Формы деятельности Договоры Виды деятельности Вопрос-ответ Контакты

Быстрая навигация: Каталог статей > Иные вопросы > Арест имущества должника в исполнительном производстве: сущность, теоретико-правовые и организационные проблемы (Аксенов И.А.)

Арест имущества должника в исполнительном производстве: сущность, теоретико-правовые и организационные проблемы (Аксенов И.А.)

Дата размещения статьи: 16.03.2017

Успех исполнительного производства в подавляющем большинстве случаев зависит от своевременности и объема выявленного имущества должника и наложенного на него ареста. В этом смысле арест имущества должника является ключевым аспектом в эффективности принудительного исполнения.
Несмотря на столь высокую значимость ареста как исполнительного действия, Федеральный закон от 2 октября 2007 г. N 229-ФЗ "Об исполнительном производстве" (далее - Закон об исполнительном производстве) регулирует его весьма скудно, в частности не определяет понятие ареста, его существо, детальный порядок наложения, его правовые последствия и многие иные вопросы.

Говоря об аресте, прежде всего необходимо выяснить его правовую природу и сформулировать его определение.
Об аресте имущества должника можно говорить в нескольких значениях.
Во-первых, арест имущества - это правоотношение (обязательство), возникающее между судебным приставом-исполнителем, взыскателем (кредитором) и должником по поводу имущества, подвергнутого аресту. Конечно, такое правоотношение носит публично-правовой, т.е. административно-правовой, характер, хотя помимо публичных имеет и гражданско-правовые последствия.
Во-вторых, арест имущества - это документ - постановление и (или) акт описи ареста имущества. Так, согласно ч. 5 ст. 80 Закона об исполнительном производстве арест имущества должника производится судебным приставом-исполнителем с участием понятых с составлением акта о наложении ареста (описи имущества). Вместе с тем эта же часть указывает, что арест может налагаться и без составления акта описи ареста. В этом случае процессуальным документом, достаточным для ареста, будет постановление. Эти случаи прямо перечисляет закон: арест, исполняемый регистрирующим органом, арест денежных средств, находящихся на счетах в банке или иной кредитной организации, арест ценных бумаг и денежных средств, находящихся у профессионального участника рынка ценных бумаг на счетах.
Документ об аресте имущества - это способ и форма документационного оформления процессуального решения судебного пристава-исполнителя и наступившего юридического факта.
В-третьих, арест имущества - это юридический факт. Арест как юридический факт лежит в основе возникновения арестного правоотношения, содержание которого составляют права и обязанности сторон и последствия неисполнения возложенных обязанностей.
В-четвертых, арест имущества - это процессуальное решение судебного пристава-исполнителя.
Наконец, в-пятых, арест имущества - это и процессуальное действие, т.е. некий процесс, порядок совершения действий судебным приставом-исполнителем, т.е. процесс реализации процессуального решения, результатом которого является арест имущества. Так, согласно ч. 5 ст. 80 Закона об исполнительном производстве арест имущества должника производится судебным приставом-исполнителем с участием понятых с составлением акта о наложении ареста (описи имущества).
Все эти значения - это лишь попытка взглянуть на одно и то же явление с разных сторон.
В нашем исследовании мы будем рассматривать арест в основном как правоотношение (обязательство).
Согласно ч. 4 ст. 80 Закона об исполнительном производстве арест имущества должника включает запрет распоряжаться имуществом, а при необходимости - ограничение права пользования имуществом или изъятие имущества.
Таким образом, ключевым элементом ареста является запрет на распоряжение имуществом, а в случае необходимости - запрет на пользование имуществом или даже его изъятие.
Как известно, согласно п. п. 1, 2 ст. 209 ГК РФ собственнику принадлежат права владения, пользования и распоряжения своим имуществом. Собственник вправе по своему усмотрению совершать в отношении принадлежащего ему имущества любые действия, не противоречащие закону и иным правовым актам и не нарушающие права и охраняемые законом интересы других лиц, в том числе отчуждать свое имущество в собственность другим лицам, передавать, оставаясь собственником, права владения, пользования и распоряжения имуществом, отдавать имущество в залог и обременять его другими способами, распоряжаться им иным образом.
Именно эти права собственника и ограничиваются при наложении ареста на имущество.
Так, при наложении ареста во всех случаях ограничивается право распоряжения имуществом, т.е. право определять дальнейшую судьбу имущества, в том числе право на отчуждение имущества другим лицам, право отдавать в залог и обременять его какими-либо обязательствами или способами.
В случае необходимости при аресте может быть ограничено право должника на пользование имуществом, т.е. право на извлечение из вещи полезных свойств, в том числе и на использование его по назначению.
Ограничение в пользовании может быть обусловлено тем, что использование имущества может привести к его уничтожению, существенной амортизации, изменению свойств и в конечном счете к уменьшению его стоимости. Безусловно, данное обстоятельство существенно затрагивает права взыскателя, претендующего на удовлетворение своих требований за счет арестованного имущества должника.
Например, при аресте так называемой потребляемой вещи (топливо, продукты питания, стройматериалы), т.е. вещи, которая в процессе ее использования по назначению утрачивает свои потребительские качества полностью или в значительной части, необходимо принимать решение о запрете пользования. В противном случае предмет обращения взыскания будет утрачен.
Необходимо учитывать, что если судебным приставом-исполнителем арестовано имущество, но при этом не оговорена возможность пользования имуществом, считается, что пользоваться имуществом запрещено <1>. Так, согласно ч. 3 ст. 86 Закона об исполнительном производстве лицо, которому судебным приставом-исполнителем передано под охрану или на хранение арестованное имущество, не может пользоваться этим имуществом без данного в письменной форме согласия судебного пристава-исполнителя.
--------------------------------
<1> См.: Аксенов И.А., Береснев А.Н. Арест, оценка и реализация имущества должника в исполнительном производстве: Учебное пособие. М., 2009. С. 36.

Ограничение во владении или, проще говоря, изъятие имущества необходимо, когда велика вероятность отчуждения или сокрытия имущества должником, к примеру, при аресте ценных бумаг на предъявителя (ст. 82 Закона об исполнительном производстве).
При этом необходимо учитывать, что некоторые виды имущества изымаются обязательно в силу закона. Это имущество должника, подверженное быстрой порче, которое может быть изъято и передано для реализации по истечении срока, установленного для добровольного исполнения должником содержащихся в исполнительном документе требований. Также обязательному изъятию в случае наложения ареста подлежат наличные денежные средства в рублях и иностранной валюте, драгоценные металлы и драгоценные камни, изделия из них, а также лом таких изделий (ст. ст. 70, 82, 84 Закона об исполнительном производстве).
Объявление запрета распоряжаться имуществом не следует понимать буквально, поскольку должник или другие заинтересованные лица, например банк, органы, осуществляющие государственную регистрацию имущества, могут и отсутствовать при аресте имущества должника, а их отсутствие на законность ареста само по себе повлиять не может. Главной является необходимость тем или иным образом довести до сведения лиц, способных распорядиться или способствовать распоряжению объектом ареста, например членов семьи должника-гражданина, работников должника-организации, представителей должника, информацию о том, что имущество является арестованным, т.е. оно является объектом ареста как публично-правового правоотношения.
Важным представляется отметить, что воздействие судебного пристава-исполнителя осуществляется не на само имущество должника как таковое, заключающееся, например, в его изъятии, или нанесении на него знаков отличия, или описи, а на права должника в отношении этого имущества. Объектом воздействия являются права должника, вернее, их ограничение.
Следовательно, наложение ареста - это изменение правового режима имущества, принадлежащего должнику, ограничение должника в правах в отношении этого имущества посредством объявления должнику запрета распоряжения (пользования) имуществом, осуществляемое судебным приставом-исполнителем в силу имеющихся у него публично-правовых полномочий.
Таким образом, арест имущества - это особый правовой режим имущества должника или иного лица, при котором последний ограничивается в правах в отношении этого имущества посредством объявления запрета на распоряжение (пользование, владение) имуществом судебным приставом-исполнителем в силу имеющихся у него публично-правовых полномочий.
Приняв арест имущества должника как ограничение права должника в отношении его имущества, можно сформулировать следующую последовательность действий судебного пристава-исполнителя по наложению ареста:
1) установление имущества, подлежащего аресту;
2) принятие решения об аресте имущества;
3) объявление должнику и (или) иным заинтересованным лицам о запрете распоряжаться (пользоваться, владеть) имуществом, т.е. объявление об аресте имущества;
4) процессуальное оформление (документирование) факта производства ареста путем составления акта описи или постановления;
5) в случае необходимости - принятие решения о передаче имущества на ответственное хранение или под охрану;
6) процессуальное оформление (документирование) факта передачи имущества на ответственное хранение или под охрану.

Арест без осмотра имущества

Следует различать действия по объявлению ареста (запрета) в отношении имущества должника и действия по осмотру имущества, которые на практике часто отождествляются.
Так, по убеждению большинства судебных приставов-исполнителей, наложение ареста на имущество должника невозможно, если невозможны его осмотр и опись: например, место нахождения автомобиля должником скрывается или имущество находится вне доступа судебного пристава-исполнителя.
Данный вывод представляется ошибочным, поскольку хотя судебный пристав-исполнитель объект ареста (имущество) непосредственно и не наблюдает, однако он имеет возможность объявить должнику запрет распоряжаться имуществом, т.е. ограничить должника в правах в отношении этого имущества, т.е. наложить на него арест.
В частности, Закон об исполнительном производстве прямо предусматривает возможность наложения ареста на имущество, которое не наблюдает судебный пристав-исполнитель: денежные средства; дебиторская задолженность; бездокументарные ценные бумаги; имущественное право ("будущий урожай", право требования по исполнительному документу, право на передачу вещи) и др.
В этом случае средством индивидуализации предмета ареста выступают документы, свидетельствующие о принадлежности имущества и его характеристиках.
Например, в практике службы судебных приставов Москвы был случай наложения ареста на спутник, находящийся на орбите. Очевидно, что осмотр в этом случае и составление акта описи в месте нахождения спутника невозможны. Однако это не препятствует ограничению прав должника в отношении этого имущества, т.е. наложению ареста на него, а также индивидуализации этого имущества на основании сведений, содержащихся в документах или в государственном реестре.
Аналогичным образом может быть наложен арест и на имущество, место нахождения которого неизвестно вследствие того, что оно или скрывается, или недосягаемо для осмотра (техника в тайге, лодка и т.д.).

Арест или запрет?

Ключевым элементом здесь будут ограничение прав должника, объявление ему об аресте имущества.
Важно, что в этом случае судебным приставом-исполнителем должна быть применена мера обеспечения в виде ареста, а не запрета на регистрационные и иные действия с имуществом, как это часто практикуется.
Например, установив зарегистрированный за должником автомобиль, судебный пристав-исполнитель выносит постановление о запрете снятия его с учета автотранспортных средств, которое адресует органам ГИБДД, однако арест на автомобиль не налагает.
Полагаем, что данная практика является ущербной как с правовой, так и с организационной точки зрения и не соответствует требованиям законодательства об исполнительном производстве.
Во-первых, согласно ч. 4 ст. 80 Закона об исполнительном производстве запрет - это составная часть ареста.
Во-вторых, такое процессуальное (исполнительное) действие, как запрет вне ареста, законом не предусмотрено.
В-третьих, отсутствуют процессуальные последствия несоблюдения запрета судебного пристава-исполнителя.
В связи с изложенным полагаем, что при решении вопроса об ограничении прав должника на имущество решение (постановление) судебного пристава-исполнителя обязательно должно содержать положение об аресте имущества, адресованное прежде всего должнику, а в случае необходимости - и иные требования, ограничения, запреты, адресованные третьим лицам (государственным органам, дебиторам и др.).
На первый взгляд арест и запрет идентичны. Однако это далеко не так. Различия прежде всего касаются их последствий в исполнительном производстве. В то же время есть и схожие моменты, но не приносящие позитивных результатов для эффективности исполнительного производства.
Чтобы уяснить разницу, целесообразно проанализировать соотношение ареста и запрета на регистрационные действия с точки зрения защиты прав третьего лица, имущество которого подвергнуто аресту или запрету, и с точки зрения последствий ареста и запрета в исполнительном производстве.
Так, например, если судебным приставом-исполнителем наложен запрет на имущество, не принадлежащее должнику, а принадлежащее третьему лицу, то надлежащим способом правовой защиты прав третьего лица будет подача иска об исключении имущества из-под ареста.
В соответствии со ст. 119 Закона об исполнительном производстве в случае возникновения спора, связанного с принадлежностью имущества, на которое обращается взыскание, заинтересованные лица вправе обратиться в суд с иском об освобождении имущества от наложения ареста или исключении его из описи.
Как следует из абз. 2 п. 50 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 10, Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ N 22 от 29 апреля 2010 г. "О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав" <1>, по смыслу ст. 119 Закона об исполнительном производстве при наложении ареста в порядке обеспечения иска или исполнения исполнительных документов на имущество, не принадлежащее должнику, собственник имущества (законный владелец, иное заинтересованное лицо, в частности невладеющий залогодержатель) вправе обратиться с иском об освобождении имущества от ареста.
--------------------------------
<1> Бюллетень Верховного Суда РФ. 2010. N 7.

Аналогичная норма содержится и в ч. 2 ст. 442 ГПК РФ, согласно которой заявленный лицами, не принимавшими участия в деле, спор, связанный с принадлежностью имущества, на которое обращено взыскание, рассматривается судом по правилам искового производства.
Доводы о том, что арест на имущество не налагался, а налагался лишь запрет на регистрационные действия, приняты судом не будут.
Таким образом, с точки зрения защиты прав третьего лица арест и запрет на регистрационные действия полностью идентичны. Идентичны они и для суда в этом процессе.
Рассмотрим последствия ареста и последствия запрета на регистрационные действия с точки зрения значения для исполнительного производства.
1. Правовая регламентация. Регламентация ареста имущества должника содержится в ст. 80 Закона об исполнительном производстве. Регламентации запрета как процессуального действия в законодательстве не имеется.
Так, например, оценивая аналогичную ситуацию и признавая действия судебного пристава-исполнителя незаконными, ФАС Западно-Сибирского округа указал, что судебный пристав-исполнитель применил не процедуру ареста имущества, а иную меру принудительного взыскания, причем без нормативного обоснования принимаемых мер, тогда как Закон об исполнительном производстве не предусматривает в качестве отдельной меры принудительного исполнения права судебного пристава-исполнителя запретить должнику распоряжаться принадлежащим ему имуществом <1>.
--------------------------------
<1> См.: Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 26 ноября 2009 г. по делу N А75-3339/2009 // СПС "КонсультантПлюс".

Однако вследствие повсеместной распространенности в практике Федеральной службы судебных приставов применения запретов на совершение регистрационных действий вместо ареста имущества и при отсутствии правовой регламентации запретов Верховный Суд РФ был вынужден дать разъяснения о возможности применения такой меры обеспечения исполнения исполнительного документа, как запрет. Так, перечень исполнительных действий, приведенный в ч. 1 ст. 64 Закона об исполнительном производстве, не является исчерпывающим, и судебный пристав-исполнитель вправе совершать иные действия, необходимые для своевременного, полного и правильного исполнения исполнительных документов (п. 17 ч. 1 названной статьи), если они соответствуют задачам и принципам исполнительного производства (ст. ст. 2 и 4 Закона об исполнительном производстве), не нарушают защищаемые Федеральным законом права должника и иных лиц. К числу таких действий относится установление запрета на распоряжение принадлежащим должнику имуществом (в том числе запрета на совершение в отношении его регистрационных действий).
Запрет на распоряжение имуществом налагается в целях обеспечения исполнения исполнительного документа и предотвращения выбытия имущества, на которое впоследствии может быть обращено взыскание, из владения должника в случаях, когда судебный пристав-исполнитель обладает достоверными сведениями о наличии у должника индивидуально-определенного имущества, но при этом обнаружить и (или) произвести опись такого имущества по тем или иным причинам затруднительно (например, когда принадлежащее должнику транспортное средство скрывается им от взыскания).
Постановление о наложении запрета на распоряжение имуществом судебный пристав-исполнитель обязан направить в соответствующие регистрирующие органы.
После обнаружения фактического местонахождения имущества и возникновения возможности его осмотра и описи в целях обращения взыскания на него судебный пристав-исполнитель обязан совершить все необходимые действия по наложению ареста на указанное имущество должника по правилам, предусмотренным ст. 80 Закона об исполнительном производстве <1>.
--------------------------------
<1> Пункт 42 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17 ноября 2015 г. N 50 "О применении судами законодательства при рассмотрении некоторых вопросов, возникающих в ходе исполнительного производства" // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2016. N 1.

Представляется, что последний вывод Верховного Суда РФ о возможности наложения ареста на имущество лишь после обнаружения фактического местонахождения имущества и возникновения возможности его осмотра и описи является спорным. Как отмечалось выше, осмотр некоторого имущества в принципе невозможен, другого - в силу закона необязателен, а арест возможен и без осмотра имущества.
2. Обязательность для должника. Арест имущества, предполагающий объявление должнику ограничений на распоряжение (пользование) имуществом, обязателен для последнего. Несоблюдение этих ограничений влечет для должника ответственность, установленную ст. 17.14 КоАП РФ и ст. 312 УК РФ. Запрет на совершение регистрационных действий адресован не должнику, а следовательно, необязателен. Ответственность за его нарушение наступить не может. И совершенно точно исключена ответственность, предусмотренная ст. 312 УК РФ.
3. Обязательность для третьих лиц. Для третьих лиц, прежде всего регистрирующих органов, арест и запрет на совершение регистрационных действий обязательны и по своим последствиям идентичны.
4. Правовые последствия несоблюдения. По правовым последствиям несоблюдения арест и запрет существенно различаются. Так, нарушение запрета на совершение регистрационных действий, адресованного регистрирующему органу, для должника не влечет вообще никаких последствий. Нарушение запрета, адресованного должнику, влечет для последнего только ответственность по ст. 17.14 КоАП РФ, в то время как совершение незаконных действий с имуществом, на которое наложен арест, влечет ответственность по ст. 312 УК РФ.
Запрет и арест влекут и гражданско-правовые последствия. Так, сделки по отчуждению арестованного имущества являются ничтожными как не соответствующие требованиям закона (ст. ст. 168, 174.1 ГК РФ, ст. ст. 6 и 80 Закона об исполнительном производстве).
Так, например, ФАС Северо-Западного округа Постановлением от 22 января 2003 г. N А05-6393/02-279/5 <1> отказал в иске об освобождении имущества из-под ареста, указав, что истец не представил надлежащих доказательств права собственности на спорное имущество, поскольку в момент заключения договора купли-продажи истец знал о том, что на имущество наложен арест, и, таким образом, сделка по приобретению истцом спорного имущества является ничтожной. Решением Арбитражного суда Свердловской области от 2 июня 2008 г. договор купли-продажи имущества признан недействительным (ничтожным), поскольку нарушение запрета судебного пристава-исполнителя распоряжаться или несоблюдение ограничения права пользоваться имуществом должника, на которое наложен арест, влечет ответственность, предусмотренную федеральным законом, а для совершения сделок с арестованным имуществом необходимо проведение торгов либо снятие ареста. Сделка, совершенная в ином порядке, не соответствует закону и в силу ст. 168 ГК РФ является ничтожной <2>. При этом следует отметить, что субъективные обстоятельства (знание или незнание об аресте) правовых последствий не влекут. Во внимание принимаются лишь объективные обстоятельства, т.е. факт наложения ареста <3>.
--------------------------------
<1> СПС "КонсультантПлюс".
<2> См.: Постановление ФАС Уральского округа от 19 ноября 2008 г. N Ф09-7540/08-С6 по делу N А60-2158/2008; Определение Высшего Арбитражного Суда РФ от 15 апреля 2009 г. N 1816/09 по делу N А60-2158/2008-С11 // СПС "КонсультантПлюс".
<3> См.: Определение Высшего Арбитражного Суда РФ от 24 сентября 2008 г. N 12138/08 по делу N А82-2979/2007-35 // СПС "КонсультантПлюс".

В настоящее время в ГК РФ предусмотрена специальная ст. 174.1, посвященная недействительности сделки в отношении имущества, распоряжение которым запрещено или ограничено. Согласно п. 1 указанной статьи сделка, совершенная с нарушением ареста или иного запрета на распоряжение, наложенного на имущество в судебном или ином установленном законом порядке, является ничтожной.
Согласно п. 2 ст. 174.1 ГК РФ сделка, совершенная с нарушением запрета на распоряжение имуществом должника, наложенного в судебном или ином установленном законом порядке в пользу его кредитора или иного управомоченного лица, не препятствует реализации прав указанного кредитора или иного управомоченного лица, которые обеспечивались запретом, за исключением случаев, если приобретатель имущества не знал и не должен был знать о запрете.
Кроме того, согласно п. 5 ст. 334 ГК РФ, если иное не вытекает из существа отношений залога, кредитор или иное управомоченное лицо, в чьих интересах был наложен запрет на распоряжение имуществом (ст. 174.1 ГК РФ), обладает правами и обязанностями залогодержателя в отношении этого имущества с момента вступления в силу решения суда, которым требования таких кредитора или иного управомоченного лица были удовлетворены. Очередность удовлетворения указанных требований определяется в соответствии с положениями ст. 342.1 ГК РФ по дате, на которую соответствующий запрет считается возникшим.
Для применения данной нормы (п. 5 ст. 334 ГК РФ) с учетом ее корреляции со ст. 174.1 ГК РФ необходимо одновременное наличие следующих условий:
1) имущество до наложения ареста (запрета) должно находиться в собственности должника;
2) имущество после наложенного в судебном или ином установленном законом порядке запрета в пользу его кредитора должно выбыть из собственности должника;
3) имущество должника должно выбыть из его собственности на основании сделки, совершенной с нарушением запрета на распоряжение имуществом должника;
4) приобретатель имущества не знал и не должен был знать о запрете в отношении этого имущества.

Соотношение ареста и описи

Интересно отметить, что и Закон об исполнительном производстве в ст. 80, и УК РФ в ст. 312 различают понятия описи имущества и ареста имущества.
Несмотря на то что арест и опись часто отождествляются, они имеют разные цели и правовое значение.
Например, в исполнительном производстве применение описи имущества может быть не связано с его арестом. Так, при выселении должника согласно ст. 107 Закона об исполнительном производстве имущество должника подлежит описи и передаче на хранение. При этом арест на имущество не налагается, права должника в отношении имущества не ограничиваются.
Полагаем, что и арест может быть наложен без составления акта описи. Так, указание об аресте может содержаться в постановлении судебного пристава-исполнителя или, например, в определении суда об аресте имущества как мере обеспечения иска.
Ключевым моментом здесь должно являться доведение информации о произведенном аресте до сведения должника или иного заинтересованного лица, т.е. решение об аресте должно быть объявлено должнику, как того требует ч. 4 ст. 80 Закона об исполнительном производстве. Именно с момента объявления арест должен считаться наложенным.
В то же время ч. ч. 5 и 6 ст. 80 Закона об исполнительном производстве устанавливают, что арест имущества должника <1> производится судебным приставом-исполнителем с участием понятых с составлением акта о наложении ареста (описи имущества). В акте описи имущества должны быть указаны:
--------------------------------
<1> За исключением ареста, исполняемого регистрирующим органом, ареста денежных средств, находящихся на счетах в банке или иной кредитной организации, ареста ценных бумаг и денежных средств, находящихся у профессионального участника рынка ценных бумаг.

- фамилии, имена, отчества лиц, присутствовавших при аресте имущества;
- наименования каждых занесенных в акт вещи или имущественного права, отличительные признаки вещи или документы, подтверждающие наличие имущественного права;
- предварительная оценка стоимости каждых занесенных в акт вещи или имущественного права и общей стоимости всего имущества, на которое наложен арест;
- вид, объем и срок ограничения права пользования имуществом;
- отметка об изъятии имущества;
- лицо, которому судебным приставом-исполнителем передано под охрану или на хранение имущество, адрес указанного лица;
- отметка о разъяснении лицу, которому судебным приставом-исполнителем передано под охрану или на хранение арестованное имущество, его обязанностей, и предупреждении его об ответственности за растрату, отчуждение, сокрытие или незаконную передачу данного имущества, а также подпись указанного лица;
- замечания и заявления лиц, присутствовавших при аресте имущества.
Акт о наложении ареста на имущество должника (опись имущества) подписывается судебным приставом-исполнителем, понятыми, лицом, которому судебным приставом-исполнителем передано под охрану или на хранение указанное имущество, и иными лицами, присутствовавшими при аресте. В случае отказа кого-либо из указанных лиц подписать акт (опись) в нем (в ней) делается соответствующая отметка.

Значение акта описи имущества

Если же предположить, что арест может быть наложен и без акта описи имущества, то возникает справедливый вопрос: в чем же значение акта описи имущества? Значение его в следующем.
Во-первых, в индивидуализации объекта ареста, т.е. в указании на индивидуализирующие признаки имущества. Индивидуализация объекта взыскания есть закрепление индивидуализирующих признаков объекта взыскания, позволяющих выделить объект взыскания среди другого имущества.
Во-вторых, акт описи имущества служит интересам взыскателя, поскольку является гарантией того, что имущество, арестованное судебным приставом-исполнителем, существует в натуре и может быть реализовано в интересах взыскателя.
В-третьих, в акте описи судебный пристав-исполнитель производит примерную оценку арестованного имущества, что позволяет решить вопрос о достаточности или недостаточности имущества для удовлетворения требований взыскателя. Исходя из положений ч. 2 ст. 69 Закона об исполнительном производстве арест на имущество должника может налагаться в размере задолженности, т.е. в размере, необходимом для исполнения требований, содержащихся в исполнительном документе, с учетом взыскания расходов по совершению исполнительных действий, исполнительского сбора и штрафов, наложенных судебным приставом-исполнителем в процессе исполнения исполнительного документа.
Таким образом, акт описи имущества - это лишь процессуальное и документальное оформление процессуального решения судебного пристава-исполнителя об аресте, т.е. юридического факта, и средство индивидуализации объекта ареста.
Однако и индивидуализация объекта, и процессуальное решение может быть выражено и в постановлении судебного пристава-исполнителя.
Таким образом, в соответствии с действующим законодательством об исполнительном производстве при наложении ареста на имущество должника судебным приставом-исполнителем могут составляться два процессуальных документа: постановление о наложении ареста и акт описи. Эти документы взаимно дополняют друг друга, а в случае содержания в них запрета должнику распоряжаться имуществом и индивидуализации объекта ареста могут существовать и самостоятельно, что не порочит самого ареста и его процессуальных последствий. Более того, в некоторых случаях закон прямо указывает на возможность ареста только одним процессуальным документом. Так, в соответствии с ч. 5 ст. 80 Закона об исполнительном производстве арест, исполняемый регистрирующим органом, арест денежных средств, находящихся на счетах в банке или иной кредитной организации, арест ценных бумаг и денежных средств, находящихся у профессионального участника рынка ценных бумаг, осуществляется без составления акта описи ареста.

Момент наложения ареста

Одним из дискуссионных вопросов в теории и практике исполнительного производства является вопрос о моменте наложения ареста. Деятельность судебного пристава-исполнителя весьма мобильна, а принимаемые им решения должны основываться на обстоятельствах, имеющих место в данный момент времени.
Так, например, можно смоделировать ситуацию, когда судебный пристав-исполнитель, придя в квартиру к должнику для наложения ареста на имущество, с участием понятых, представителя взыскателя осмотрел имущество, подлежащее аресту, объявил о его аресте и начал составлять акт описи ареста.
В это время должник, пригласив соседа, указал на имущество и объявил о только что заключенном договоре купли-продажи, по которому право собственности на имущество немедленно перешло к соседу. Можно ли в этом случае говорить о распоряжении арестованным имуществом при условии, что акт описи составлен наполовину?
Конечно, такая ситуация является скорее умозрительной и исключительной на практике.
Гораздо чаще должниками скрываются с места ареста автотранспортные средства, что не отменяет того же вопроса.
При поиске ответа предстоит решить, в какой же момент арест на имущество считается наложенным: или с момента составления процессуального документа, или с момента объявления должнику об аресте, т.е. с момента объявления об ограничении прав должника в отношении имущества.
Здесь следует снова вернуться к вопросу о существе ареста и его форме.
Как отмечалось выше, ключевым элементом ареста является объявление должнику об ограничении его прав в отношении имущества, а процессуальным способом оформления акта объявления - вынесение постановления и (или) составление акта описи и ареста.
Таким образом, полагаем, что арест будет наложенным с момента объявления (доведения до сведения) должнику об аресте имущества, т.е. об ограничении его права. Соответственно, в наших примерах должник уже распоряжается арестованным имуществом и может и должен быть подвергнут ответственности в порядке ст. 312 УК РФ.
Таким образом, в подобных случаях судебному приставу-исполнителю надлежит до конца составлять необходимые процессуальные документы, подписав их у всех лиц, участвующих в исполнительном действии, с указанием, что предмет ареста с места ареста был сокрыт. По данному факту обязательно должна быть проведена проверка в порядке ст. ст. 144, 145 УПК РФ и дана правовая оценка.
Статья 312 УК РФ устанавливает ответственность за растрату, отчуждение, сокрытие или незаконную передачу имущества, подвергнутого описи или аресту, совершенные лицом, которому это имущество вверено, а равно осуществление служащим кредитной организации банковских операций с денежными средствами (вкладами), на которые наложен арест.
Для привлечения лица к уголовной ответственности по ч. 1 ст. 312 УК РФ противоправные действия должны совершаться с вверенным имуществом.
Понятие вверенного имущества в уголовном законе не дается. Вместе с тем определение вверенного имущества приводится в п. 18 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2007 г. N 51 "О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате" <1>: вверенное имущество - это имущество, которое находится в правомерном владении либо ведении лица, которое в силу должностного или иного служебного положения, договора либо специального поручения осуществляло полномочия по распоряжению, управлению, доставке, пользованию или хранению в отношении этого имущества.
--------------------------------
<1> Бюллетень Верховного Суда РФ. 2008. N 2.

О факте вверения имущества лицу могут свидетельствовать следующие обстоятельства:
- имущество некоторое время находилось в правомерном владении или ведении лица;
- основаниями для владения или ведения имуществом лицом являются должностное положение (руководитель организации, главный бухгалтер), договор (хранения, купли-продажи) либо иное специальное поручение (поручение судебного пристава-исполнителя);
- объем прав в отношении имущества, в том числе права по распоряжению (сделки руководителя организации с ее имуществом), управлению, доставке, пользованию или хранению.
Таким образом, арестованное имущество может считаться вверенным виновному, если:
- арестованное имущество передано на ответственное хранение лицом, наложившим на него арест;
- арестованное имущество находится в ведении лица, которое в силу должностного или иного служебного положения, договора либо специального поручения осуществляло полномочия по распоряжению, управлению, доставке, пользованию или хранению в отношении этого имущества. Так, например, имущество хозяйственного общества находится в ведении его руководителя, т.е. вверено обществом руководителю в силу должностного положения последнего, который и осуществляет полномочия по распоряжению имуществом общества.
Должнику - физическому лицу, являющемуся собственником имущества, на которое наложен арест, имущество вверено предыдущим собственником на основании договора купли-продажи или ином основании.
Таким образом, вверение - это не только действия судебного пристава-исполнителя по передаче имущества на хранение, но и передача имущества лицу, обладающему полномочиями по распоряжению, управлению, пользованию или хранению этого имущества иными лицами - настоящими или прежними собственниками.
Такой подход позволит привлекать к ответственности должников, которые фактически сокрыли арестованное имущество, не переданное им на ответственное хранение. Так, например, при аресте автомобиля он был изъят и передан на ответственное хранение взыскателю и помещен на стоянку. Должник, проходя мимо стоянки и обладая ключами, скрывает автомобиль от обращения взыскания.
Действия лиц, не обладающих указанными признаками специального субъекта, но непосредственно участвовавших в растрате, отчуждении, сокрытии или незаконной передаче арестованного имущества по предварительному сговору с лицом, которому имущество было вверено, должны квалифицироваться как действия организаторов, подстрекателей или пособников по соответствующей части ст. ст. 33 и 312 УК РФ.
Преступление надлежит считать совершенным группой лиц по предварительному сговору, если в преступлении участвовали два и более лица, отвечающие указанным признакам специального субъекта (например, руководитель организации, в чьем ведении находится арестованное имущество, и работник, принявший арестованное имущество от судебного пристава-исполнителя на ответственное хранение, или собственник арестованного имущества и член его семьи, принявший арестованное имущество в порядке ст. 86 Закона об исполнительном производстве на ответственное хранение), которые заранее договорились о совместном совершении преступления.

Территориальная компетенция судебного пристава-исполнителя при наложении ареста

В ходе исполнительного производства часто возникает ситуация, когда имущество должника выявлено и находится на территории, на которую не распространяются полномочия судебного пристава-исполнителя. Особенно часто это случается на территориях смежных субъектов Российской Федерации, например, таких как Москва, Московская область, Санкт-Петербург, Ленинградская область и т.д., а промедление в наложении ареста может привести к сокрытию или отчуждению имущества должника.
В соответствии с ч. 5 ст. 33 Закона об исполнительном производстве после установления местонахождения должника, его имущества судебный пристав-исполнитель:
1) продолжает исполнительное производство, если должник, имущество должника находятся на территории, на которую распространяются его полномочия;
2) передает исполнительное производство на исполнение в другое подразделение судебных приставов.
В то же время согласно ч. 6 ст. 33 Закона об исполнительном производстве при необходимости совершения отдельных исполнительных действий и (или) применения отдельных мер принудительного исполнения на территории, на которую не распространяются полномочия судебного пристава-исполнителя, он вправе поручить соответствующему судебному приставу-исполнителю совершить исполнительные действия и (или) применить меры принудительного исполнения.
Однако ч. 13 вышеуказанной статьи содержит исключение из общего правила: требования данной статьи не распространяются на совершение исполнительных действий, указанных в п. п. 2, 4, 7, 10 и 11 ч. 1 ст. 64 Закона об исполнительном производстве, которые судебный пристав-исполнитель вправе совершать на всей территории Российской Федерации.
В силу п. 7 ч. 1 ст. 64 Закона об исполнительном производстве в целях обеспечения исполнения исполнительного документа судебный пристав-исполнитель может накладывать арест на имущество, в том числе денежные средства и ценные бумаги, изымать указанное имущество, передавать арестованное и изъятое имущество на хранение.
Таким образом, накладывать арест на имущество должника судебный пристав-исполнитель вправе на любой территории Российской Федерации.

Наложение ареста на имущество с иммунитетом или обременением

1. Единственное жилое помещение должника. Статьей 446 ГПК РФ установлены виды имущества, принадлежащего гражданину-должнику на праве собственности, на которое не может быть обращено взыскание. К такому имуществу, в частности, относятся:
- жилое помещение (его части), если для гражданина-должника и членов его семьи, совместно проживающих в принадлежащем помещении, оно является единственным пригодным для постоянного проживания помещением;
- земельные участки, на которых расположено жилое помещение (его части), если для гражданина-должника и членов его семьи, совместно проживающих в принадлежащем помещении, оно является единственным пригодным для постоянного проживания помещением;
- предметы обычной домашней обстановки и обихода, вещи индивидуального пользования (одежда, обувь и др.), за исключением драгоценностей и других предметов роскоши.
Несмотря на то что на перечисленное имущество по общему правилу не может быть обращено взыскание, оно подлежит аресту, а в некоторых случаях и продаже.
Так, в п. 43 Постановления "О применении судами законодательства при рассмотрении некоторых вопросов, возникающих в ходе исполнительного производства" Пленум Верховного Суда РФ разъясняет, что арест в качестве обеспечительной меры либо запрет на распоряжение могут быть установлены на перечисленное в абз. 2 и 3 ч. 1 ст. 446 ГПК РФ имущество, принадлежащее должнику-гражданину.
Например, арест в качестве обеспечительной меры принадлежащего полностью или в части должнику-гражданину жилого помещения, являющегося единственно пригодным для постоянного проживания самого должника и членов его семьи, равно как и установление запрета на распоряжение этим имуществом, включая запрет на вселение и регистрацию иных лиц, сами по себе не могут быть признаны незаконными, если указанные меры приняты судебным приставом-исполнителем в целях воспрепятствования должнику распорядиться данным имуществом в ущерб интересам взыскателя.
Наложение ареста либо установление соответствующего запрета не должно препятствовать гражданину-должнику и членам его семьи пользоваться таким имуществом.
Таким образом, по мнению Верховного Суда РФ, единственное жилое помещение, принадлежащее должнику на праве собственности, может быть предметом ареста.
Целью такого ареста является воспрепятствование должнику распорядиться данным имуществом в ущерб интересам взыскателя. Дело в том, что распоряжение должником единственным жилым помещением и прекращение права собственности должника на него лишают взыскателя права на предъявление требований к наследникам должника в случае смерти последнего.
Согласно ст. 1112 ГК РФ в состав наследства входят принадлежавшие наследодателю на день открытия наследства вещи, иное имущество, в том числе имущественные права и обязанности.
В соответствии со ст. 1175 ГК РФ наследники, принявшие наследство, отвечают по долгам наследодателя солидарно. Каждый из наследников отвечает по долгам наследодателя в пределах стоимости перешедшего к нему наследственного имущества.
Таким образом, должник, возмездно или безвозмездно распорядившись имуществом и передав его в собственность родственников, освобождает их от необходимости вступления и принятия обязательства и от притязаний кредиторов. В результате имущество и обязательства оказываются разделены.
Кроме того, отчуждение единственного жилого помещения позволяет должнику приобрести иное жилое помещение по каким-либо правовым основаниям, например в дар, в порядке наследования, в порядке приватизации, покупки и т.д., которое также будет являться единственным жилым помещением, на которое также не обращается взыскание.
Таким образом, иммунитетом от обращения взыскания будет обладать еще одно жилое помещение, что полностью противоречит принципам исполнительного производства и ответственности по обязательствам.
2. Земельный участок должника. Кроме того, абз. 3 ч. 1 ст. 446 ГПК РФ установлен запрет на обращение взыскания на земельный участок, на котором расположено единственное жилое помещение гражданина-должника и членов его семьи.
Однако в п. 62 Постановления "О применении судами законодательства при рассмотрении некоторых вопросов, возникающих в ходе исполнительного производства" Пленум Верховного Суда РФ разъясняет, что обращение взыскания в судебном порядке на такие земельные участки допустимо в части, явно превышающей предельные минимальные размеры предоставления земельных участков для земель соответствующего целевого назначения и разрешенного использования, если их фактическое использование не связано с удовлетворением потребностей гражданина-должника и членов его семьи в обеспечении необходимого уровня существования при условии, что доходы должника явно несоразмерны с объемом денежных требований, содержащихся в исполнительном документе, и не позволяют удовлетворить эти требования в разумный срок.
Таким образом, на такие земельные участки также может и должен быть наложен арест с последующим обращением взыскателя или судебного пристава-исполнителя в суд с иском о выделе части (доли) земельного участка для обращения взыскания в порядке ст. 278 ГК РФ и ст. 30 ГПК РФ или ст. 38 АПК РФ.
3. Общее совместное имущество должника и его супруга. В соответствии с ч. 6 ст. 69 Закона об исполнительном производстве если должник имеет имущество, принадлежащее ему на праве общей собственности, то взыскание обращается на долю должника, определяемую в соответствии с федеральным законом.
В соответствии с п. 3 ст. 256 ГК РФ в отношении обязательств одного из супругов взыскание может быть обращено на его долю в общем имуществе супругов, которая причиталась бы ему при разделе этого имущества.
Как следует из п. 1 ст. 38 СК РФ, раздел общего имущества супругов может быть произведен в случае заявления кредитором требования о разделе общего имущества супругов для обращения взыскания на долю одного из супругов в общем имуществе супругов.
Согласно ст. 45 СК РФ при недостаточности личного имущества супруга для исполнения обязательства кредитор вправе требовать выдела доли супруга-должника, которая причиталась бы супругу-должнику при разделе общего имущества супругов, для обращения на нее взыскания.
Статья 34 СК РФ определяет состав общего имущества супругов. Общим имуществом супругов являются приобретенные за счет общих доходов супругов движимые и недвижимые вещи, ценные бумаги, паи, вклады, доли в капитале, внесенные в кредитные учреждения или в иные коммерческие организации, и любое другое нажитое супругами в период брака имущество независимо от того, на имя кого из супругов оно приобретено либо на имя кого или кем из супругов внесены денежные средства.
Доли супругов при разделе общего имущества супругов и определении долей в этом имуществе в соответствии с п. 1 ст. 39 СК РФ признаются равными, если иное не предусмотрено договором между супругами.
Таким образом, в целях обеспечения прав кредитора на выдел доли должника в общем совместном имуществе возможно и необходимо наложение ареста или установление запрета на распоряжение (запрета на совершение регистрационных действий) в отношении имущества, находящегося в общей совместной собственности должника и другого лица (лиц), на основании ч. ч. 1 и 4 ст. 80 Закона об исполнительном производстве до определения доли должника или до ее выдела, что в полной мере поддерживается Верховным Судом РФ <1>.
--------------------------------
<1> См.: п. 44 Постановления Пленума Верховного Суда РФ "О применении судами законодательства при рассмотрении некоторых вопросов, возникающих в ходе исполнительного производства".

При этом, как указывает Пленум Верховного Суда РФ в п. 63 Постановления "О применении судами законодательства при рассмотрении некоторых вопросов, возникающих в ходе исполнительного производства", судебный пристав-исполнитель в целях исполнения исполнительного документа наряду с кредитором должника (взыскателем) вправе в судебном порядке потребовать выдела доли должника в натуре из общей собственности и обращения на нее взыскания.
4. Заложенное имущество. Одним из дискуссионных вопросов исполнительного производства уже длительное время является вопрос наложения ареста и обращения взыскания на заложенное имущество по требованиям взыскателя, не являющегося залогодержателем.
Дело в том, что в собственности должника часто выявляется имущество, находящееся в залоге у третьих лиц. Вместе с тем часто стоимость этого имущества значительно превышает требования залогодержателя, что позволяет удовлетворять и требования взыскателя, не являющегося залогодержателем.
С одной стороны, Закон об исполнительном производстве в ст. 87 допускает арест и обращение взыскания на такое заложенное имущество, предусматривая при этом особый порядок реализации. Так, в соответствии с ч. 3 названной статьи реализация заложенного имущества, на которое обращено взыскание для удовлетворения требований взыскателя, не являющегося залогодержателем, осуществляется путем проведения открытых торгов в форме аукциона.
С другой стороны, ч. 3.1 ст. 80 Закона об исполнительном производстве говорит о том, что арест заложенного имущества в целях обеспечения иска взыскателя, не имеющего преимущества перед залогодержателем в удовлетворении требований, не допускается.
Кроме того, ст. 347 ГК РФ предусматривает возможность защиты прав залогодержателя в том числе и от ареста, наложенного в исполнительном производстве. Так, в соответствии с п. 2 названной статьи залогодержатель также вправе требовать освобождения заложенного имущества от ареста (исключения его из описи) в связи с обращением на него взыскания в порядке исполнительного производства.
Вышеуказанные положения способствовали формированию негативной судебной практики, в соответствии с которой наложение ареста и обращение взыскания на заложенное имущество по требованиям взыскателя, не являющегося залогодержателем, невозможны.
Так, например, Двадцатый арбитражный апелляционный суд в Постановлении от 12 февраля 2010 г. по делу N А23-3777/08Г-20-112 <1> указал следующее.
--------------------------------
<1> СПС "КонсультантПлюс".

По смыслу параграфа 3 гл. 23 ГК РФ залог является дополнительной гарантией надлежащего исполнения обязательств должника перед конкретным кредитором, в связи с чем имущество, переданное в залог, является обремененным, т.е. ограниченным в гражданском обороте, в том числе к данным ограничениям относится обращение взыскания на него незалогодержателем.
Кроме этого, согласно положениям ст. 346 ГК РФ, если иное не предусмотрено законом или договором и не вытекает из существа залога, залогодатель вправе отчуждать предмет залога, передавать его в аренду или безвозмездное пользование другому лицу либо иным образом распоряжаться им только с согласия залогодержателя.
Договором залога имущества от 5 ноября 2008 г. N 597969/01-ФЗ, заключенным Русфинанс Банком с Федотовой Т.П., по которому последняя предоставила в залог автомобиль Mitsubischi Outlander, гос. номер К232РК 40 RUS, установлено, что залогодатель не вправе отчуждать имущество, передавать его в аренду или безвозмездное пользование третьим лицам, совершать последующий залог имущества либо иным способом распоряжаться им без письменного согласия залогодержателя.
Указанный договор заключен в счет обеспечения обязательств Федотовой Т.П. перед Русфинанс Банком по кредитному договору N 597969-Ф от 5 ноября 2008 г.
Кроме этого, судебная коллегия приходит к выводу, что обращение взыскания на имущество, обремененное залогом, в силу ст. 346 ГК РФ возможно лишь с согласия залогодержателя.
Таким образом, обращение взыскания на предмет залога для обеспечения исполнения Федотовой Т.П. обязательств перед ООО "Трест Оргтехстрой", не являющимся залогодержателем, может повлечь нарушение прав и законных интересов Русфинанс Банка.
Имела место и противоположная, позитивная судебная практика. Так, например, Забайкальский краевой суд в Апелляционном определении от 24 июля 2012 г. по делу N 33-2310-2012 <1> указал следующее.
--------------------------------
<1> СПС "КонсультантПлюс".

Суд первой инстанции, удовлетворяя заявление Т., применил ч. 3.1 ст. 80 Закона об исполнительном производстве, согласно которому арест заложенного имущества в целях обеспечения иска взыскателя, не имеющего преимущества перед залогодержателем в удовлетворении требований, не допускается. Основываясь на данной норме Закона, суд пришел к выводу, что судебный пристав-исполнитель, не убедившись в отсутствии обременения имущества, произвела его арест, с данными выводами судебная коллегия не может согласиться.
Часть 3.1 ст. 80 Закона об исполнительном производстве запрещает налагать арест на обремененное залогом имущество в целях обеспечения иска взыскателя, т.е. целью ареста имущества при обеспечении иска является его сохранность до разрешения дела в суде, в сложившихся правоотношениях арест налагался уже по состоявшемуся судебному решению о взыскании в пользу Ш. морального вреда (л.д. 23). В связи с изложенными обстоятельствами коллегия при принятии решения руководствуется иными нормами права.
В соответствии с ч. 4 ст. 69 Закона об исполнительном производстве при отсутствии или недостаточности у должника денежных средств взыскание обращается на иное имущество, принадлежащее ему на праве собственности, хозяйственного ведения и (или) оперативного управления, за исключением имущества, изъятого из оборота, и имущества, на которое в соответствии с Федеральным законом не может быть обращено взыскание, независимо от того, где и в чьем фактическом владении и (или) пользовании оно находится.
Таким образом, по умолчанию взыскание обращается на любое принадлежащее должнику имущество, за исключением имущества, обращать взыскание на которое запрещено Законом. Все изъятия из этого правила исчерпывающие и оговорены Законом. Именно так, а не наоборот. И если ст. 78 Закона об исполнительном производстве не содержит прямых указаний на возможность обращения взыскания на заложенное имущество в пользу "незалогодержателей", то это еще не значит, что данное деяние Законом запрещено.
В ч. 3 ст. 87 Закона об исполнительном производстве содержится правило, устанавливающее способ реализации заложенного имущества в случае, когда взыскатель не является залогодержателем, путем проведения открытых торгов в форме аукциона, в частности реализации "недвижимого имущества должника, ценных бумаг (за исключением инвестиционных паев открытых паевых инвестиционных фондов, а по решению судебного пристава-исполнителя - также инвестиционных паев интервальных паевых инвестиционных фондов), имущественных прав, заложенного имущества, на которое обращено взыскание для удовлетворения требований взыскателя, не являющегося залогодержателем, предметов, имеющих историческую или художественную ценность".
Таким образом, прямого запрета на обращение взыскания на заложенное имущество в Законе об исполнительном производстве не содержится, а вывод суда об удовлетворении заявления Т. основывался на неправильном применении норм материального права.
Таким образом, судебный пристав-исполнитель вправе реализовать заложенное имущество как имущество, обремененное залогом. При такой реализации согласно п. 1 ст. 353 ГК РФ в случае перехода права собственности на заложенное имущество от залогодателя к другому лицу в результате возмездного или безвозмездного отчуждения этого имущества либо в порядке универсального правопреемства право залога сохраняет силу.
Правопреемник залогодателя становится на место залогодателя и несет все обязанности залогодателя, если соглашением с залогодержателем не установлено иное.
В данном случае права залогодержателя не будут нарушены, так как с заложенной вещью ничего не происходит, и залогодержатель всегда имеет право получить удовлетворение своих требований за счет обращения взыскания на нее.
Полагаем, что ч. 3.1 ст. 80 Закона об исполнительном производстве устанавливает запрет на арест заложенного имущества исключительно в целях обеспечения иска взыскателя, не имеющего преимущества перед залогодержателем в удовлетворении требований, т.е. только при исполнении судебного акта о наложении ареста в качестве меры обеспечения иска. В иных случаях, в том числе при исполнении исполнительных документов о взыскании денежных средств, арест заложенного имущества допустим и необходим.
В настоящее время данный проблемный вопрос разрешен в п. 68 Постановления Пленума Верховного Суда РФ "О применении судами законодательства при рассмотрении некоторых вопросов, возникающих в ходе исполнительного производства", в соответствии с которым судебный пристав-исполнитель может обратить взыскание на заложенное имущество для удовлетворения требований взыскателя, не являющегося залогодержателем (ч. 3 ст. 87 Закона об исполнительном производстве), при отсутствии иного, помимо заложенного, имущества, на которое можно обратить взыскание. Обращение взыскания в данном случае осуществляется с учетом правил продажи имущества, обремененного правами третьих лиц (п. 1 ст. 353, ст. 460 ГК РФ, ст. 38 Федерального закона от 16 июля 1998 г. N 102-ФЗ "Об ипотеке (залоге недвижимости)"), в том числе с извещением покупателя о том, что реализуемое имущество находится в залоге, и соответственно с сохранением залога при переходе прав на имущество от залогодателя-должника к покупателю.
Продажа заложенного имущества в отсутствие требуемого извещения и его приобретение лицом, которое не знало и не должно было знать, что имущество является предметом залога, в силу подп. 2 п. 1 ст. 352 ГК РФ влекут прекращение залога. В этом случае залогодержатель вправе требовать возмещения убытков с лица, на которое возложена обязанность предоставления информации об обременении имущества.
Таким образом, заложенное имущество по требованиям взыскателя, не являющегося залогодержателем, подлежит аресту с последующей реализацией с сохранением залога при переходе прав на имущество от залогодателя-должника к покупателю.

Список литературы

Аксенов И.А., Береснев А.Н. Арест, оценка и реализация имущества должника в исполнительном производстве: Учебное пособие. М., 2009. С. 36.

Если вы не нашли на данной странице нужной вам информации, попробуйте воспользоваться поиском по сайту:



Вернуться на предыдущую страницу

Последние новости

17 марта 2017 г.
Проект Федерального закона № 124991-7 "О внесении изменения в статью 1 Федерального закона "Об основах туристской деятельности в Российской Федерации"

Целью законопроекта является совершенствование законодательства, регулирующего туристскую деятельность. Законопроектом предлагается изложить в новой редакции определение понятия "туристский информационный центр" и предусмотреть в данном определении, что туристские информационные центры информируют об объектах туристской индустрии не только физических, но и юридических лиц.




10 марта 2017 г.
Проект Федерального закона № 120190-7 "О внесении изменений в Градостроительный кодекс Российской Федерации"

Законопроект направлен на совершенствование нормативно-правового регулирования в сфере градостроительства и устранение несоответствия разграничения полномочий в области градостроительной деятельности между органами местного самоуправления муниципальных районов и сельских поселений, а также повышение эффективности контроля за соблюдением органами местного самоуправления законодательства о градостроительной деятельности.




4 марта 2017 г.
Проект Федерального закона № 114268-7 "Об альтернативных видах моторного топлива"

Законопроектом устанавливаются правовые основы производства и использования альтернативных видов моторного топлива в Российской Федерации. Принятие законопроекта будет способствовать развитию экономики России, сельскохозяйственного производства и наращиванию экспортного потенциала страны. Кроме того, это позволит снизить стоимость грузовых и пассажирских перевозок и улучшить экологическую обстановку в городах Российской Федерации.




28 февраля 2017 г.
Проект Федерального закона № 112351-7 "О внесении изменений в статью 28 Федерального закона "О государственной регистрации недвижимости"

Законопроект разработан в целях урегулирования вопросов, возникающих при государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним, а также совершенствования применения норм Федерального закона от 13.07.2015 № 218-ФЗ "О государственной регистрации недвижимости".




22 февраля 2017 г.
Проект федерального закона № 108659-7 "О внесении изменений в ФЗ "О лотереях" и ФЗ "О государственном регулировании деятельности по организации и проведению азартных игр и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российско

Законопроект направлен на ограничение кредитными организациями, банковскими платежными агентами, банковскими платежными субагентами, платежными агентами переводов и приема денежных средств в пользу лиц, осуществляющих деятельность по организации и проведению азартных игр, деятельность по организации и проведению лотерей с нарушением законодательства Российской Федерации.



В центре внимания:


Арест имущества должника в исполнительном производстве: сущность, теоретико-правовые и организационные проблемы (Аксенов И.А.)

Дата размещения статьи: 16.03.2017

подробнее>>

Стандарты в технических заданиях на медицинские изделия (Александров Г.А.)

Дата размещения статьи: 16.03.2017

подробнее>>

Требование заказчиками сертификатов систем менеджмента качества в корпоративных закупках (Исютин-Федотков Д.В.)

Дата размещения статьи: 16.03.2017

подробнее>>

Правовая сущность контрафактной продукции в сфере производства и использования транспортных средств (Трофимов С.В.)

Дата размещения статьи: 16.03.2017

подробнее>>

Отчетность в ФСС России (Митрич О.)

Дата размещения статьи: 16.03.2017

подробнее>>
Предпринимательство и право, информационно-аналитический портал © 2011 - 2017
При любом использовании материалов сайта - активная ссылка на сайт lexandbusiness.ru обязательна.

Навигация

Статьи

Сопровождение сайта