Быстрая навигация: Каталог статей > Отдельные виды предпринимательской деятельности > Инвестиционная деятельность > Взаимодействие национально-правового и международно-правового регулирования правовых гарантий иностранных инвесторов (Юлов Д.В.)

Взаимодействие национально-правового и международно-правового регулирования правовых гарантий иностранных инвесторов (Юлов Д.В.)

Дата размещения статьи: 28.05.2021

Национально-правовое и международно-правовое регулирование правовых гарантий иностранных инвесторов. Правовые гарантии иностранных инвесторов содержатся в национальном законодательстве принимающих иностранные инвестиции государств, а также в международных двусторонних и многосторонних соглашениях. Вместе с тем следует также выделить проблему взаимодействия национального и международного регулирования в области осуществления капиталовложений.
Проблема взаимодействия национального законодательства и международных договоров, а также необходимость трансформации норм международного права имеют давнюю историю <1>.
--------------------------------
<1> Например, Е.Т. Усенко подчеркивал: "Подобно тому, как внутригосударственная норма не может иметь действия в сфере международной без превращения ее также в норму международно-правовую посредством признания ее со стороны других государств, подобно этому и международно-правовая норма не может иметь силы в сфере внутригосударственной без трансформации ее в норму внутригосударственного права посредством издания того или иного внутригосударственного акта или, иначе говоря, без ее инкорпорации национальным правом" (Усенко Е.Т. Формы регулирования социалистического международного разделения труда. М., 1965. С. 140 - 141).

Деятельность иностранного инвестора на территории принимающего иностранные инвестиции государства также осуществляется в соответствии с положениями национального законодательства данного государства - реципиента иностранного капитала. Так, Гражданский кодекс РФ регулирует правоотношения, имеющие частноправовой характер, неотъемлемой частью которых является равенство сторон. В соответствии с п. 1 ст. 2 ГК РФ гражданское законодательство распространяет свое действие в отношении иностранных граждан и иностранных юридических лиц. Между тем данными иностранными гражданами и иностранными юридическими лицами могут также являться иностранные инвесторы, на которых распространяют свое действие нормы Гражданского кодекса РФ.
С помощью международно-правового регулирования иностранному инвестору предоставляются дополнительные правовые гарантии. В свою очередь, правовые гарантии, включаемые в гражданско-правовые договоры, заключаемые между иностранным инвестором и государством, принимающим иностранные инвестиции, а также правовые гарантии, содержащиеся в национальном законодательстве данного государства, не могут вступать в противоречие с международно-правовыми гарантиями, поскольку в этом случае создается неопределенность в деятельности иностранного инвестора на территории государства-реципиента.
Так, зарубежные исследователи указывают, что правила, регулирующие условия контрактов между иностранным инвестором и принимающим иностранные инвестиции государством, основаны как на частном, так и на публичном праве. Фактически эти нормы устанавливают связь между национальным законодательством и международным публичным правом. В определенной степени нормы национального законодательства заменяются нормами международного публичного права, и в соответствующих международных инвестиционных спорах решение арбитров будет зависеть от их понимания национального законодательства, возможно, сопровождаемого процессом пересмотра национального законодательства в соответствии с международными стандартами, содержащимися в договорах и в общем международном праве <2>.
--------------------------------
<2> См.: Dolzer R., Schreuer Ch. Principles of International Investment Law. New York, 2008. P. 3.

В доктрине указывается на проблему применения норм международного права в отношении физических и юридических лиц, являющихся субъектами частного права <3>. В связи с этим государство, принявшее на себя обязательства в результате присоединения к международному договору, должно обеспечить соответствие норм своего национального законодательства положениям международного договора.
--------------------------------
<3> См.: Семилютина Н.Г., Доронина Н.Г. Международное и национально-правовое регулирование перемещения капиталов и Конституция России // Журнал российского права. 2018. N 9. С. 39 - 51.

В настоящее время актуальность проблемы взаимодействия национального законодательства и международных договоров нашла отражение в свете реализации конституционной реформы в Российской Федерации. Так, согласно Закону РФ о поправке к Конституции РФ от 14 марта 2020 г. N 1-ФКЗ "О совершенствовании регулирования отдельных вопросов организации и функционирования публичной власти" ст. 79 Конституции РФ дополнена следующими положениями: "Решения межгосударственных органов, принятые на основании положений международных договоров Российской Федерации в их истолковании, противоречащем Конституции Российской Федерации, не подлежат исполнению в Российской Федерации".
Кроме того, ст. 125 Конституции РФ дополнена ч. 5.1, согласно п. "б" которой Конституционный Суд РФ в порядке, установленном федеральным конституционным законом, разрешает вопрос о возможности исполнения решений межгосударственных органов, принятых на основании положений международных договоров Российской Федерации в их истолковании, противоречащем Конституции РФ, а также о возможности исполнения решения иностранного или международного (межгосударственного) суда, иностранного или международного третейского суда (арбитража), налагающего обязанности на Российскую Федерацию, в случае, если это решение противоречит основам публичного правопорядка Российской Федерации.
Вышеуказанные положения можно назвать весьма значимыми нормами Конституции РФ, направленными на разрешение проблемы взаимодействия национального законодательства и международных договоров, в том числе в сфере трансграничной инвестиционной деятельности.
Вместе с тем остались неизменными положения ч. 4 ст. 15 Конституции РФ о том, что общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы, и если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора.
Кроме того, в п. 2 ст. 3 Федерального закона от 1 апреля 2020 г. N 69-ФЗ "О защите и поощрении капиталовложений в Российской Федерации" (далее - Закон N 69-ФЗ) также содержатся положения о приоритетном применении правил международного договора, если международным договором предусмотрены правила иные, чем предусмотрены указанным Законом. Названный Закон распространяет свое действие и в отношении иностранных инвесторов (ст. 2).
Таким образом, наряду с указанными изменениями ст. 79 Конституции РФ сохраняют свое действие нормы ч. 4 ст. 15 Конституции РФ о примате международного права, но лишь в случае, если решения международных органов, принятые в соответствии с международными договорами, не противоречат Конституции РФ, что, в свою очередь, также указывает на верховенство Конституции как Основного Закона государства.
Судебная практика в сфере взаимодействия национального законодательства и международных договоров. В настоящее время различные виды арбитражных органов разрешают трансграничные инвестиционные споры как на международном, так и на внутригосударственном уровне. Такими органами, обеспечивающими реализацию гарантий прав и законных интересов иностранных инвесторов, являются: третейские суды государств, Арбитражный институт Торговой палаты Стокгольма, Арбитражный суд при Международной торговой палате в Париже, Лондонский Международный Третейский суд, Международный коммерческий арбитражный суд при Торгово-промышленной палате Российской Федерации, Международный центр по урегулированию инвестиционных споров (далее - МЦУИС).
На национальном уровне - это государственные суды стран - реципиентов иностранного капитала. Так, согласно п. 1 Постановления Пленума ВС РФ от 10 декабря 2019 г. N 53 "О выполнении судами Российской Федерации функций содействия и контроля в отношении третейского разбирательства, международного коммерческого арбитража" стороны гражданско-правового спора имеют право выбора альтернативных средств разрешения споров, в том числе на передачу спора в арбитраж (третейское разбирательство), в соответствии со ст. 45 (ч. 2) Конституции РФ.
Исследователи выделяют инкорпорацию и трансформацию как способы реализации государством своих международных обязательств, а также отмечают, что при инкорпорации происходит автоматическое включение международного права в национальное право, в то время как трансформация предполагает необходимость принятия государством для такого включения специального (трансформационного) акта <4>.
--------------------------------
<4> См.: Осминин Б.И. Приоритетное применение международных договоров в национальной правовой системе: условия и последствия // Журнал российского права. 2017. N 12. С. 160 - 173.

Кроме того, определяют "самоисполнимые" и "несамоисполнимые" нормы международных договоров. "Самоисполнимые" нормы, санкционированные государством, требуют издания "трансформационного" или иного акта со стороны государства, заключившего международный договор. "Несамоисполнимые" нормы международного договора, для того чтобы быть применимыми, нуждаются в конкретизации со стороны национального правопорядка путем издания определенного акта <5>. В частности, согласно п. 3 Постановления Пленума ВС РФ от 10 октября 2003 г. N 5 "О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации" признаками, характеризующими невозможность непосредственного применения положений международного договора Российской Федерации, являются указания в договоре на обязательства государств-участников по внесению изменений во внутреннее законодательство этих государств.
--------------------------------
<5> См.: Международное публичное право: учебник / отв. ред. К.А. Бекяшев. 5-е изд. М., 2009. С. 178.

Положения о том, что международные договоры применяются непосредственно, кроме случаев, когда по смыслу международного договора необходимо издание внутригосударственного акта, нашли отражение в п. 2 ст. 3 Закона N 69-ФЗ.
Таким образом, "несамоисполнимые" нормы международных договоров не могут применяться автоматически и требуют принятия соответствующего конкретизирующего их акта, что также закреплено в Законе N 69-ФЗ.
В случае трансформации норм международного права в нормы национального законодательства данные нормы также будут иметь публично-правовой характер. Соответственно, правовые гарантии, содержащие указанные нормы, будут являться публично-правовыми. Однако правовые гарантии иностранных инвесторов также должны быть включены в гражданско-правовой контракт, заключаемый между государством-реципиентом и иностранным инвестором. После включения правовых гарантий в гражданско-правовой контракт будет осуществляться надлежащее регулирование правоотношений равных субъектов: государства-реципиента и иностранного инвестора, являющихся сторонами гражданско-правового контракта.
В пункте 8 ст. 10 Закона N 69-ФЗ содержатся положения о перечне условий, которые должны включаться в соглашение о защите и поощрении капиталовложений. Представляется, что соответствующие условия о правовых гарантиях иностранного инвестора, содержащиеся в двустороннем соглашении о поощрении и взаимной защите капиталовложений (далее - ДСПВЗК), могли бы быть включены в соглашение о защите и поощрении капиталовложений, предусмотренное в подп. 2 п. 1 ст. 4 Закона N 69-ФЗ; это будет способствовать трансформации публично-правовых гарантий прав иностранного инвестора, содержащихся в ДСПВЗК, в частноправовые путем закрепления соответствующих правовых гарантий в соглашении о защите и поощрении капиталовложений, заключаемом между государством - реципиентом иностранного капитала и иностранным инвестором, а также являющемся гражданско-правовым договором. Одновременно в данном процессе происходила бы трансформация международно-правового обязательства в частноправовое.
Отметим, что защита прав и свобод человека также напрямую связана с реализацией гарантий прав и законных интересов иностранного инвестора, которым в том числе может являться иностранное физическое лицо. Так, согласно п. 3 Обзора практики разрешения судами споров, связанных с защитой иностранных инвесторов <6>, "иностранными инвесторами на основании абзаца второго статьи 2 Закона об иностранных инвестициях могут выступать как иностранные юридические лица, так и иностранные физические лица".
--------------------------------
<6> Утв. Президиумом ВС РФ 12 июля 2017 г.

Кроме того, международный инвестиционный арбитраж, подобно Европейскому суду по правам человека, может принимать к рассмотрению иски физических и юридических лиц и обращаться к принудительным мерам исполнения государством-реципиентом своих гражданско-правовых обязательств, вытекающих из гражданско-правового контракта, заключенного с иностранным инвестором.
Гарантии, содержащиеся в таких международных соглашениях, как Всеобщая декларация прав человека 1948 г., Международный пакт о гражданских и политических правах 1966 г., Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах 1966 г., Конвенция о защите прав человека и основных свобод 1950 г., являются общепризнанными базовыми международно-правовыми гарантиями, которым должны следовать государства, что подтверждается судебной практикой. Так, в соответствии с п. 2 Постановления Пленума ВС РФ от 27 июня 2013 г. N 21 "О применении судами общей юрисдикции Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 года и Протоколов к ней" правовые позиции Европейского суда по правам человека, содержащиеся в окончательных его постановлениях, принятых в отношении Российской Федерации, являются обязательными для судов.
Вместе с тем позднее Конституционный Суд РФ внес некоторые уточнения по поводу учета правовых позиций ЕСПЧ при применении законодательства Российской Федерации. Так, согласно Постановлению КС РФ от 14 июля 2015 г. N 21-П если Конституционный Суд придет к выводу о том, что постановление ЕСПЧ, основанное на Конвенции о защите прав человека и основных свобод, в истолковании, противоречащем Конституции РФ, не может быть исполнено, то данное постановление в этой части не подлежит исполнению. Конституционный Суд РФ также указал, что положения ст. 4 (ч. 1), 15 (ч. 1) и 79 Конституции РФ закрепляют суверенитет России, верховенство и высшую юридическую силу Основного Закона и недопустимость имплементации в правовую систему государства международных договоров, участие в которых может повлечь ограничения прав и свобод человека и гражданина либо посягательства на основы конституционного строя Российской Федерации.
Таким образом, в указанном Постановлении КС РФ подчеркивается верховенство и высшая юридическая сила Конституции РФ по отношению к положениям международных договоров.
В Постановлении от 19 января 2017 г. N 1-П Конституционный Суд РФ указал, что постановление ЕСПЧ не может являться обязательным для исполнения Российской Федерацией, если положение Конвенции о защите прав человека и основных свобод, на котором основывается это постановление, противоречит положениям Конституции РФ.
Можно сделать вывод, что согласно указанному Постановлению основополагающие, исходные принципы о публичном порядке в первую очередь содержатся в Конституции РФ. Кроме того, в данном Постановлении Конституционный Суд конкретизировал свою позицию о верховенстве основополагающих принципов Конституции РФ в инвестиционной сфере по отношению к постановлению ЕСПЧ, основанному на международном договоре.
Однако при этом следует согласиться с тем, что "международная норма будет толковаться по правилам международного права, российская - по правилам российской правовой системы, во многих случаях толкование может не совпадать" <7>.
--------------------------------
<7> Бахин С.В. Международная составляющая правовой системы России // Известия высших учебных заведений. Правоведение. 2007. N 6 (275). С. 126 - 137.

Взаимодействие национального законодательства и международных договоров и публичный порядок. В юридической доктрине существуют различные точки зрения, характеризующие категорию "публичный порядок".
По мнению Т.Н. Ивановой, "под публичным порядком следует понимать совокупность экономических, политических, моральных, правовых, культурных основ и традиций, действующих в определенной стране" <8>.
--------------------------------
<8> Иванова Т.Н. Оговорка о публичном порядке в процессе признания и исполнения иностранных арбитражных решений // Вестник арбитражной практики. 2015. N 3. С. 6 - 11.

Исследователи подчеркивают, что в соответствии с доктриной и практикой многих стран существуют нормы непосредственного применения ("сверхимперативные" нормы), которые, не являясь частью "публичного порядка" и функционируя помимо него, действуют в сфере международного частного права (принадлежа к ней) независимо от коллизионных правил, практически устраняя их <9>. Так, в соответствии с п. 7 ч. 1 ст. 244 АПК РФ арбитражный суд отказывает в признании и приведении в исполнение решения иностранного суда полностью или в части в случае, если исполнение решения иностранного суда противоречило бы публичному порядку Российской Федерации.
--------------------------------
<9> См.: Международное частное право: учебник для академического бакалавриата / под ред. Н.И. Марышевой. 5-е изд. М., 2019. С. 54.

Наряду с этим согласно п. 51 Постановления Пленума ВС РФ от 10 декабря 2019 г. N 53 "О выполнении судами Российской Федерации функций содействия и контроля в отношении третейского разбирательства, международного коммерческого арбитража" под публичным порядком понимаются фундаментальные правовые начала (принципы), обладающие высшей императивностью, универсальностью, особой общественной и публичной значимостью, составляющие основу построения экономической, политической, правовой системы Российской Федерации.
Из вышеприведенных норм действующего законодательства и судебной практики можно сделать вывод о том, что они содержат общие положения об ограничениях в сфере применения иностранного права в связи с положениями о публичном порядке, вместе с тем не раскрывается понятие "публичный порядок".
Также весьма актуальной является процедура признания и приведения в исполнение решения международного арбитражного органа, при котором происходит тесное взаимодействие национального законодательства и международных договоров. Признание и приведение в исполнение решений международных коммерческих арбитражей является конечной стадией в правовом механизме реализации гарантий прав и законных интересов иностранных инвесторов. Представляется, что в числе оснований для возможного отказа в таком признании и приведении в исполнение решения международного коммерческого арбитража наиболее актуальным является его противоречие публичному порядку Российской Федерации. Полагаем, что данный аспект является очень значимым в вопросах признания и исполнения решений международных коммерческих арбитражей, поскольку на законодательном уровне не закреплено четкого понятия категории "публичный порядок". Можно также предположить, что данное определение невозможно закрепить в законодательстве, поскольку оно абстрактно. Вместе с этим основополагающие принципы о публичном порядке содержатся в первую очередь в Конституции РФ.
По мнению В.В. Старженецкого, "постепенно происходит серьезное переосмысление распространенных и, возможно, слишком упрощенных концепций о примате норм международного права и идет интенсивный поиск более гибких, компромиссных правовых конструкций, которые бы позволяли государствам в ряде случаев блокировать или модифицировать действие неприемлемых для их правовых систем международно-правовых предписаний" <10>.
--------------------------------
<10> Старженецкий В.В. Временное применение международного договора, противоречащего национальному праву: невозможное возможно? // Международное правосудие. 2015. N 3. С. 118 - 127.

Конституция РФ имеет высшую юридическую силу, прямое действие и применяется на всей территории Российской Федерации (ч. 1 ст. 15). В связи с этим положения международных договоров не могут ей противоречить.
Как подчеркивает Председатель Конституционного Суда РФ В.Д. Зорькин, "главной проблемой, с которой столкнулся Конституционный Суд в своей работе, является необходимость одновременного решения двух не всегда легко сочетаемых задач: гармонизации российской правовой системы с общеевропейским правовым пространством, с одной стороны, и защиты собственной конституционной идентичности - с другой" <11>.
--------------------------------
<11> Зорькин В. Россия и Страсбург. Проблемы реализации Конвенции о правах человека // Российская газета. N 238 (6809). 2015. 21 окт.

Национальное законодательство должно соответствовать положениям международных договоров в той части, в которой данные положения не противоречат основам конституционного строя государства, а также положениям национального законодательства. В связи с этим государство, принимая на себя обязательства, вытекающие из международного договора при присоединении к нему, должно определить целесообразность такого присоединения. Так, согласно Постановлению КС РФ от 19 апреля 2016 г. N 12-П реализация положений постановления ЕСПЧ должна осуществляться в соответствии со ст. 15 (ч. 4) Конституции РФ на началах признания такого постановления составной частью российской правовой системы.
В доктрине также подчеркивается, что "усложнение и комплексный характер современного международно-договорного регулирования требуют от государства определенных усилий для взаимной адаптации национального и международного регулирования" <12>. При этом указывается, что "в ст. 15 Конституции РФ не упомянуты международные обычаи, нормоустановительные решения международных организаций, решения международных судебных учреждений" <13>.
--------------------------------
<12> Семилютина Н.Г., Доронина Н.Г. Международное и национально-правовое регулирование перемещения капиталов и Конституция России // Журнал российского права. 2018. N 9. С. 39 - 51.
<13> Бахин С.В. Указ. соч. С. 126 - 137.

Между тем обязательства государства, вытекающие из международного договора, возникают у государства вследствие его присоединения к международному договору. В свою очередь, решения международных организаций и постановления международных судебных учреждений могут быть основаны на международном договоре, к которому присоединилось государство.
Положения международных договоров, решения международных организаций и международных судебных органов не могут противоречить нормам конституций и не должны вступать в противоречие с национальным законодательством государств, являющихся участниками указанных договоров. Кроме этого, положения ДСПВЗК также могут усложняться с целью учета интересов принимающего иностранные инвестиции государства и иностранного инвестора. Для этого государство должно имплементировать и трансформировать в свое национальное законодательство лишь те положения международного договора, которые соответствуют основам конституционного строя государства и впоследствии будут включаться в гражданско-правовые контракты между принимающим иностранные инвестиции государством и иностранным инвестором. Таким образом, государство может реализовать принятые на себя обязательства по исполнению содержащихся в международном договоре положений, в том числе в сфере регулирования трансграничной инвестиционной деятельности, возникающие из гражданско-правовых отношений с иностранным инвестором.
Подчеркнем, что положения ст. 54 Конвенции о порядке разрешения инвестиционных споров между государствами и иностранными лицами 1965 г. (далее - Вашингтонская конвенция) о том, что "каждое Договаривающееся государство должно признавать арбитражное решение, вынесенное согласно настоящей Конвенции, в качестве обязательного и выполнять финансовые обязательства, предусмотренные этим решением, в пределах своей территории, как если бы это было окончательным решением суда данного государства", обязывают государство, принимающее иностранные инвестиции, привести в исполнение решение МЦУИС.
С одной стороны, МЦУИС является коммерческой организацией, что также следует из ст. 17 Вашингтонской конвенции о том, что расходы МЦУИС покрываются за счет сборов за использование его структур либо за счет иных поступлений, также расходы могут быть покрыты за счет взносов Договаривающихся государств, являющихся членами Международного банка реконструкции и развития (далее - МБРР) пропорционально доле участия каждого из них в основном капитале МБРР и за счет взносов между Договаривающимися государствами, не являющимися членами МБРР, - в соответствии с правилами, утвержденными Административным советом.
С другой стороны, согласно ст. 54 Вашингтонской конвенции государство, против которого вынесено решение МЦУИС, обязано его исполнить.
В то же время решение МЦУИС как коммерческой организации, основанное на положениях Вашингтонской конвенции, не может быть приравнено к решению государственного суда, а также не может противоречить Конституции РФ.
Представляется, что ввиду новой редакции ст. 79 Конституции РФ о том, что решения межгосударственных органов, принятые на основании положений международных договоров Российской Федерации в их истолковании, противоречащем Конституции РФ, не подлежат исполнению в Российской Федерации, указанные положения ст. 54 Вашингтонской конвенции могут являться препятствием для ее ратификации со стороны Российской Федерации.
Выводы. Условия о правовых гарантиях иностранного инвестора, содержащиеся в ДСПВЗК, могли бы быть включены в соглашение о защите и поощрении капиталовложений, предусмотренное Федеральным законом "О защите и поощрении капиталовложений в Российской Федерации", что будет способствовать трансформации публично-правовых гарантий прав иностранного инвестора, содержащихся в ДСПВЗК, в частноправовые путем закрепления соответствующих правовых гарантий в соглашении о защите и поощрении капиталовложений, заключаемом между государством - реципиентом иностранного капитала и иностранным инвестором, а также являющимся гражданско-правовым договором. Одновременно в данном процессе происходила бы трансформация международно-правового обязательства в частноправовое.
Государство должно имплементировать в свое национальное законодательство и трансформировать лишь те положения международного договора, которые соответствуют основам конституционного строя государства и которые впоследствии будут включаться в гражданско-правовые контракты, заключаемые между принимающим иностранные инвестиции государством и иностранным инвестором. Таким образом, государство может реализовать принятые на себя обязательства по исполнению содержащихся в международном договоре положений, в том числе в сфере регулирования трансграничной инвестиционной деятельности, возникающей из гражданско-правовых отношений с иностранным инвестором.
В настоящее время в части применения публично-правовых гарантий имеются разъяснения Постановления Пленума ВС РФ "О применении судами общей юрисдикции Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 года и Протоколов к ней", а также соответствующие постановления КС РФ, в которых содержатся разъяснения, когда необходимо следовать национальному законодательству и когда публично-правовые гарантии применяются в условиях толкования норм международных договоров. В свою очередь, применение частноправовых гарантий иностранного инвестора, содержащихся в инвестиционном контракте, регламентировано Гражданским кодексом РФ.

Список литературы

Dolzer R., Schreuer Ch. Principles of International Investment Law. New York, 2008.
Бахин С.В. Международная составляющая правовой системы России // Известия высших учебных заведений. Правоведение. 2007. N 6 (275).
Зорькин В. Россия и Страсбург. Проблемы реализации Конвенции о правах человека // Российская газета. N 238 (6809). 2015. 21 окт.
Иванова Т.Н. Оговорка о публичном порядке в процессе признания и исполнения иностранных арбитражных решений // Вестник арбитражной практики. 2015. N 3.
Международное публичное право: учебник / отв. ред. К.А. Бекяшев. 5-е изд. М., 2009.
Международное частное право: учебник для академического бакалавриата / под ред. Н.И. Марышевой. 5-е изд. М., 2019.
Осминин Б.И. Приоритетное применение международных договоров в национальной правовой системе: условия и последствия // Журнал российского права. 2017. N 12.
Семилютина Н.Г., Доронина Н.Г. Международное и национально-правовое регулирование перемещения капиталов и Конституция России // Журнал российского права. 2018. N 9.
Старженецкий В.В. Временное применение международного договора, противоречащего национальному праву: невозможное возможно? // Международное правосудие. 2015. N 3.
Усенко Е.Т. Формы регулирования социалистического международного разделения труда. М., 1965.

Если вы не нашли на данной странице нужной вам информации, попробуйте воспользоваться поиском по сайту:



Вернуться на предыдущую страницу

Последние новости
  • Вся Россия

Звонки бесплатны.
Работаем без выходных


29 декабря 2021 г.
Проект Федерального закона № 48749-8 "О внесении изменений в Федеральный закон "О потребительском кредите (займе)" и отдельные законодательные акты Российской Федерации"

Целью законопроекта является защита прав заемщиков по договору потребительского кредита (займа). В соответствии с указанной целью, законопроект направлен на совершенствование порядка расчета полной стоимости потребительского кредита, касающегося максимально точной оценки расходов заемщика, которые связанны с получением потребительского кредита.




25 декабря 2021 г.
Проект Федерального закона № 46071-8 "О внесении изменений в Федеральный закон "О деятельности по приему платежей физических лиц, осуществляемой платежными агентами" и отдельные законодательные акты Российской Федерации"

В связи с тем, что деятельность платежных агентов сконцентрирована в социально значимых сегментах рынка платежных услуг, законопроектом устанавливаются расширенные требования к лицам, осуществляющим деятельность по приему платежей физических лиц. Также Банк России наделяется полномочиями по осуществлению контроля (надзора) за деятельностью операторов по приему платежей.




20 декабря 2021 г.
Проект Федерального закона № 42326-8 "О внесении изменений в части первую и вторую Гражданского кодекса Российской Федерации"

Целью законопроекта является недопущение заключения сделок, влекущих отчуждение собственниками общего долевого имущества, в результате которых не выделенная в натуре доля в праве на неделимый объект собственности переходит к посторонним лицам в нарушение прав и законных интересов совладельцев.




10 декабря 2021 г.
Проект Федерального закона № 36447-8 "О внесении изменений в часть 4 статьи 15.5 ФЗ "Об участии в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости и о внесении изменений в некоторые законодательные акты РФ"

Законопроект обращен на урегулирование отношений, связанных с открытием счетов эскроу. В целях исключения давления со стороны застройщика на участников строительства и урегулирования отношений предлагается уточнить в Законе № 214-ФЗ "Об участии в долевом строительстве..." норму о сроке условного депонирования.




3 декабря 2021 г.
Проект Федерального закона № 29564-8 "О внесении изменения в Федеральный закон "О развитии сельского хозяйства"

Целью законопроекта является создание правовой базы для деятельности информсистемы информационных ресурсов агропромышленного комплекса, которая дозволит обеспечить перевод в электронный вид, убыстрение процессов получения и увеличение эффективности мер госпомощи в сфере сельхозпроизводства, также сокращение издержек сельскохозяйственных производителей товаров на представление отчетности и её перевод в электронный вид.



В центре внимания:


Тенденции развития современного российского законодательства в сфере иностранных инвестиций (Овсянникова М.В.)

Дата размещения статьи: 24.12.2021

подробнее>>

Публично-правовое и частноправовое регулирование деятельности оператора инвестиционной платформы (Кванина В.В., Спиридонова А.В.)

Дата размещения статьи: 19.11.2021

подробнее>>

Инвестиционный контракт: понятие и место в системе договорного права (Лебедев К.К.)

Дата размещения статьи: 13.10.2021

подробнее>>

Инвестиционный законопроект. Новые инструменты стимулирования капиталовложений (Илларионов А.)

Дата размещения статьи: 20.08.2021

подробнее>>

Проблемы кодификации инвестиционного законодательства: финансово-правовой аспект (Акопян О.А.)

Дата размещения статьи: 05.08.2021

подробнее>>
Предпринимательство и право, информационно-аналитический портал © 2011 - 2023
При любом использовании материалов сайта - активная ссылка на сайт lexandbusiness.ru обязательна.